Рубрикатор

Кошки против собак

Кошки против собак

Глава 1

Что я сделала, когда Гаврилов меня уволил? Да ничего особенного, всего-то пропустила через шредер его паспорт, вернее, два паспорта. Загран тоже. Он ведь собрался в Ниццу со своей новой пассией, а меня решил убрать с глаз долой. Наигрался, понимаешь ли. Но ничего, ответочка прилетела незамедлительно. Все-таки против природы не попрешь – кошки с собаками не уживаются.  А я кошка, потомок великой богини Баст. Ну, а Гаврилов был из потомков Анубиса. Уж не знаю, правда то или ложь, но именно так наше происхождение объясняют родители, когда мы впервые оборачиваемся и начинаем паниковать из-за клыков, хвостов и когтей. Вообще, в народе нас называют проще – оборотни. Мне посчастливилось родиться пантерой, честно, горжусь своим божественным или полубожественным происхождением.

Ой, представиться забыла. Будем знакомы, я Даша. Дарья Леонидовна Рамонова. Двадцати пяти лет от роду, со средним профессиональным образованием, ныне безработная.

По пути домой, «обласканная» Гавриловым с ног до головы, купила свеженькой прессы побольше. Надо приниматься за поиски новой работы. Ах да, по профессии я повар. Хороший повар, отработавший три года в кафе-ресторане «Курочка Ряба», где отвечала за кондитерку. Вот вроде кошка по природе, а люблю сладенькое. И готовить люблю, и есть. Спасибо ускоренному метаболизму, позволяет сохранять фигуру независимо от количества съеденного. Пироги и штрудели вообще мой конек.

Все-таки правильно я сделала, что испоганила отпуск этому кобелю. Еще жениться обещал, дом –полную чашу, любовь до гроба. Псина поганая! Вернувшись в любимую квартирку, оставленную мне бабулей, швырнула рюкзак на пол и устремилась в кухню. Сейчас будет мне чай, блинчики с мороженым, мясной рулет и большая ореховая шоколадка. Стресс положено заедать. А ночью побегаю, растрясу. Увы, оборотням приходится жить тайной жизнью. В истинном облике можем появляться на улице только после заката, еще мы сильнее, ловчее, быстрее и порою агрессивнее простых людей. А в остальном самые обычные граждане со своими плюсами и минусами.

После сытного ужина сразу засела за поиски работы. Лучшие сайты, что называется, к моим услугам - ХэдХантер, Джоб.ру, Зарплата.ру. И, потратив добрых два часа на рассылку резюме, а также полная надежд, что завтра телефон будет разрываться от звонков с предложениями, отправляюсь на улицу. Перед сном обязательно надо побегать. Благо, рядом с домом есть лесопарк. Бабуля рассказывала, в девяностые там маньяки водились, но вроде повывелись все.

Добравшись до высокого дерева, где у меня место базирования и складирования одежды, с легкостью забираюсь наверх. Хорошо здесь. Тихо, спокойно, грызуны шуршат, птицы ночные воркуют. Конечно, с загородным лесом не сравнить, но все равно тут здорово. Еще ребенком я частенько здесь бегала, правда, с бабулей. Она меня многому научила, а главное, отучила есть все, что движется или съедобно пахнет. Три раза я ужасно травилась. Один раз крысу съела, второй раз белку, в третий доела оставленную без присмотра курицу-гриль. Если бы не бабушка, даже не знаю, что бы со мной было. Для оборотня очень важно, чтобы рядом находился близкий, кто всегда поможет, наставит на путь истинный, убережет от ошибки. Моим оберегом была она, царствие ей небесное. Помнится, как треснет увесистой лапой по балде, так вмиг наступало просветление. Самое удивительное, за восемьдесят девять лет жизни она ни разу не попалась людям на глаза. Это воистину достижение! Скрытность и осторожность – наше всё. Волкам в этом плане лучше. Они хотя бы обитают в средней полосе, а вот пантеры.

Но ладно, пора…

Обращение - процедура не самая приятная. Кости трещат, зубы лезут, живот крутит, зато после наступает состояние полнейшего душевного и физического комфорта.

Еще одно очень важное замечание, наша животная натура в активной фазе не влияет на состояние сознания. Да, инстинкты иногда вынуждают на необдуманные поступки, но в целом контролировать себя можем. Дурим чаще в полнолуние, в остальное время вполне себе адекватные звери. Например, сейчас я бегу по парку, а думаю о завтрашнем дне. Поскорее бы найти работу, все ж по кредитам платить надо. Знала бы, что уничтожу в порыве гнева Гавриловские паспорта, не взяла бы ни телефон, ни стиральную машинку. Но уж больно привлекательные условия были.

Вдруг лапы сами затормозили. В нос же ударил восхитительный аромат мяса, уверена, приправленного горчичным соусом.

Мимо еды пройти сложнее всего. Дикая кошка во мне прямо требует каждый раз что-нибудь вероломно украсть, затащить на высокое дерево и уже там сожрать. Перебежками, крадучись добираюсь до источника запаха. О как! Полянка! А на полянке-то ни много ни мало скатерть-самобранка. Цветы, вино, фрукты и мясо. Тут и Шерлоком быть не надо, кто-то явно решил устроить свидание при луне. Только где же эти славные смелые люди, которым не сидится дома или в ресторане? Говорила мне бабуля, чужое трогать нельзя. Но мясо! Какая нормальная кошка пройдет мимо мяса? Ничего страшного, пожуют свои фрукты и вином запьют, легче засыпать будет.

И чуть ли не по-пластунски, максимально прижавшись к земле, прислушиваясь к любому шороху, подбираюсь к скатерти-самобранке. Людей здесь точно нет, уж их я бы услышала. Может, испугались чего и смотались поскорей? К примеру, ужика в кустах увидели. Честно, и вино бы прихватила, но в зубах сразу все не утащишь, это надо оборачиваться, а голая девушка с ворованной провизией в руках посреди леса, ну как-то неблагородно совсем. Ой, мясо-то на косточке. Мать моя кошка! Кто этот великий кулинар, что приготовил сей шедевр? И запустив клыки в мягкий ароматный все еще теплый говяжий антрекот, уже было хотела вернуться обратно в чащу, как до ушей донеслось тихое гортанное рычание. М-да, надо было подольше в засаде посидеть.

А в это время меня с двух сторон обходят, очевидно, хозяева этого милого ночного пикника. Ну, точно свиданка должна была быть. Мужчина, по оскалу которого сразу становится ясно – передо мной очередная псина, и мадам, правда, без оскала, но с очень-очень злыми сияющими желтизной глазами.

- Какого черта, Андрей? – раздается противный звенящий голосок. – Ты не говорил, что тут водятся пантеры!

- А это не пантера, - прорычал Андрей, - это наглая шкура с усами, которые я сейчас поотрываю.

Усы?! Мои усы рвать собрался? Ага, хрен тебе в зубы! И мясо не отдам, козел ты хвостатый. К этому моменту хам успел перекинуться. Вот это волчара. Метра полтора в холке, но он и без шкуры ого-го. Так, а мне пора когти рвать. И сорвавшись с места, понеслась прочь. Увы, хозяин пикника помчался следом.

Голодный волк, оставшийся без мяса и, видимо, секса, это очень и очень опасный зверь. А если учесть, что лишила его всех прелестей жизни кошка, то вообще все плохо. Для меня. Только бы лапы не подвели. Бежала на всех парах, перемахивая через кусты и овраги, а потом вспомнила, что волчары-то по деревьям не лазают! У них когти не настолько хороши. Как раз на пути встретилась большая ветвистая сосна, на которую я и прыгнула, а через минуту уже была в пяти метрах от земли. Конечно же, Андрюша остался внизу. Все еще злой и все еще мечтающий оторвать мне все, что отрывается. Зато я сегодня молодец. Вырвала добычу из волчьих лап, вот прямо то, что доктор прописал после предательства Гаврилова.

- Сука! – донеслось снизу. Надо же, перекинуться успел. Ну, хорош, однозначно хорош. Богатырь! Они в большинстве своем такие – сильные, рельефные. И каждый мнит себя альфой.

От кобеля слышу! А чтобы добить эту жадину, прямо у него на глазах с превеликим удовольствием и утробным урчанием съедаю свою добычу. Мяско шикарное получилось. Косточку, кстати, отправляю ему едва ли не в лоб. После чего, хвостиком махнув, перебираюсь с ветки на ветку, с дерева на дерево. Волк Андрейка еще какое-то время меня преследует, но потом все-таки оставляет это бесполезное дело. И правильно, его очей очарованье уже соскучилось поди.  У них там осталось, что выпить и чем закусить.

Домой возвращаюсь довольная собой. Конечно, сегодня я подпортила той милой паре свидание, но моя преданная душа требовала отмщения и хорошо, что все ограничилось сворованным антрекотом. А завтра меня ждет новый день! Надеюсь, богатый на положительные эмоции.

Уже лежа в постели, после пенной ванны и бокала вина, глядя в окно на сияющий месяц, я вдруг поняла, что тоже хотела бы романтический вечер под луной, но Гаврилов мог предложить максимум бизнес-ланч в кафешке напротив, так как не любил показывать особого ко мне отношения на глазах у сотрудников. В остальное время он все время был занят, якобы зарабатывал на наше светлое будущее. Вот ведь сукин сын, надо было не только документы в шредер засунуть, но и его башку.  Однако с таким верзилой черта два совладаешь, даже при том, что мой внутренний зверь очень силен. Против природы не попрешь, самки всегда слабее самцов.

Утро наступило незаметно. Настолько, что я проспала до самого обеда. И если бы не телефонный звонок, так и до вечера дотянула бы. Неужели это мой потенциальный работодатель? Нашарив телефон под соседней подушкой, усилием воли прихожу в себя и наконец-то отвечаю:

- Да, добрый день. Да, да… все верно. Когда? Через час? – и аж подскакиваю. – Хорошо. Сбросьте адрес, пожалуйста.

Ой-ёй… час всего. Мне еще собраться, доехать. Но ничего. Успею! А не успею, настойчиво попрошу меня извинить и принять. Работа любит целеустремленных. И подключив все внутренние резервы, умудряюсь привести себя в порядок за пятнадцать минут. Ехать, судя по присланному адресу, не так-то и долго – полчаса. Заведение называется «КапиБар», ну и название, долго думали, наверно. Им требуется повар. Обычный повар, что меня вполне устраивает. Я полгода заменяла су-шефа, научилась и картофель фри жарить, и супы варить. Да, мое призвание – кондитер, но на безрыбье и рак рыба. Просрочек по кредитам как-то не хочется. Так что, если возьмут, буду капибарить.

А по пути мне звонят еще из двух мест. От названия одного из которых на теле волосы встают дыбом. Наикрутейший ресторан «Vita gustosa», расположенный в центре города, принадлежащий известному ресторатору Сладкову. И надо же, им требуется кондитер. Кошкин хвост! Да я просто обязана из шкуры вон вылезти, но попасть туда. Однако, все по порядку. Первым на пути КапиБар. Куда добираюсь без проблем, правда, спустившись в заведение, разместившееся в подвальном помещении и представляющее собой обычный пивной бар с претензией на английский паб, осознаю, что тут мне светит максимум ненормированный рабочий день и задержки по зарплате, ибо хозяин сразу дал понять, что дела нынче у них не очень, потому и ищут хорошего повара, дабы тот изысками кулинарными исправлял ситуацию. Ага, ищи дураков! Чтобы в пивнухе и завлекать изысками из дешевых продуктов? Мда, бизнесмены от бога.

Ладно, теперь сразу в «Виту Густосу». Остальные подождут.

Сидя в вагоне метро, уже представляю, как буду готовить настоящий итальянский Тирамису, парфе, каштановый пирог, бискотти и многое другое. Ух, развернусь! Это у Гаврилова я жила как в черном теле, не давал мерзавец душе разгуляться, а у меня столько идей было, столько идей.

На улице к тому времени разогрелось, да так, что моя нежная кошачья душа захотела в тенек. В жару люблю подремать в прохладном месте. Дома у меня в каждой комнате по кондиционеру, бывает, перекинешься, растянешься на полу и лежишь, остываешь. Так, где там Тверская-Ямская, пятнадцать? Ага, вот! И, завернув за угол, выхожу к этому прекрасному месту, к этой обители высокой кухни, к своей мечте. Стильная вывеска, идеально чистые панорамные окна и запах, чудесный запах вкусной еды, который встречает гостей сразу с порога.

- Добрый день! – радушно улыбается хостес. – Вы бронировали столик?

- Добрый день. Я на собеседование.

- А, хорошо. Пройдемте.

Ну, пожелайте мне ни пуха, ни пера. Я просто обязана очаровать тут всех.

По пути чуть шею не сворачиваю, разглядывая здешний интерьер. Особенно впечатляет бар, он просто огромный, затаренный элитным алкоголем под завязку. Боже, только бы не заурчать от удовольствия. Иногда это получается непроизвольно, как правило, в моменты особого эмоционального напряжения, в хорошем смысле этого слова.

- Прошу, - девушка указывает на диванчик перед входом в кабинет директора ресторана.

- Скажите, а господин Сладков здесь часто появляется?

- А он больше не хозяин заведения. Месяц назад Владимир Петрович продал ресторан.

- Вот как… - у-у-у-у, это плохо. Новая метла, новые правила. – И кому же теперь принадлежит ресторан?

- Назарову Андрею Александровичу. Очень влиятельному бизнесмену, - понижает голос.

- Ясно, - всматриваюсь в ее бейдж. – Спасибо, Катерина.

- Вас скоро примут.

- Хорошо.

Скоро оказывается аж спустя полчаса, за которые я реально успела вздремнуть. И наконец-то появляется хозяин кабинета. Высокая стройная брюнетка с волосами до попы. Странно, почему она мне кажется такой знакомой?

- Здравствуйте, Дарья Леонидовна, - улыбается дежурно, спину держит ровно, подбородок строго параллельно полу, взгляд волевой, пахнет дорогими духами, на ногах Лубутены. Угу, понятно. Стерва. – Меня зовут Элина Марковна Грановская, я директор ресторана. Пройдемте.

Забавно, даже не извинилась за опоздание. Между прочим, я-то приехала вовремя. Но они тут люди благородные, можно сказать, голубых кровей, так что, надо находить понимание.

А в кабинете атмосфера царит прямо-таки рабочая. Кажется, госпожа Грановская еще и жуткий педант. Каждая папочка, ручечка, блокнотик на своем месте, ни пылинки вокруг, ни мусоринки, пахнет здесь, пожалуй, ничем, кроме чистящих средств.

- Итак, - уселась в кожаное кресло, - вы повар-кондитер с пятилетним стажем работы. Верно?

- Да, все верно. Два года работала в сетевой кондитерской, следующие три в кафе-ресторане.

- Ну, скажем так, опыт небольшой, - поджала свои пухлые губки, - заведения малоизвестные. Но вижу, знакомы с итальянской кондитеркой. Или это так, для красного словца? – вот и усмешка. – Не думаю, что работая в Курочке Рябе, вы каждый день готовили цукотто или семифредо.

- Вы правы, в Рябе я каждый день пекла пироги. А с итальянскими десертами познакомилась как раз в кондитерской. Там мы готовили как Италию, так и Францию для дальнейшей перепродажи в рестораны и магазины.  

- Судя по качеству таких вот десертов, можно смело сказать, что вы не слишком хорошо знакомы с технологией.

- Я могу доказать. Пустите меня в кухню, дайте задание.

- Ну, пускать или не пускать вас в кухню, это решит наш шеф-повар. Между прочим, итальянец. Правда, натурализованный. Зовут Густаво Грассо.

- Тогда жду.

- Чего ждете?

- Встречи с шеф-поваром.

- Ваша смелость и некоторая дерзость мне даже импонируют, но я бы все-таки не рассчитывала на головокружительный успех, - поднялась эта краса - длинная коса и поцокала за натурализованным итальянцем. Ну-ну, мы еще посмотрим, кто кого.

Через минут десять в кабинет пожаловал ОН! Седовласый, с пышными усами, небольшой трудовой мозолью и нереально добрыми глазами дядя Густаво.

- Густаво, - глянула на него Элина с некой брезгливостью, чем удивила, честно говоря. – Вот вам кандидат Дарья. Правда, без особого опыта. Но с претензией, - хмыкнула. – На ваш суд.

- Хорошо, Элина Марковна. Дарья, - улыбнулся мне так, что я чуть не растеклась медовой лужицей, - прошу за мной.

Что сказать, кухня здесь – мечта повара. Сталь и белая плитка, чистота. Что может быть прекрасней блестящей посуды и белых кителей? Я однозначно попала в Рай.

- Так уж вышло, - заговорил Густаво,  - что с прежним кондитером мы расстались. А так как ассортимент десертов у нас довольно широкий, то держать большую их часть в стопе, сами понимаете, удар по репутации ресторана. Нам срочно нужен человек.

А кошка пойдет? Так бы и спросила, но нельзя.

- Я готова.

- Это очень хорошо, но для начала мне нужно посмотреть, на что вы способны, Дарья. Мы подаем итальянские десерты, а не пародию. Не поймите меня неправильно, ваших способностей я пока не знаю, просто предупреждаю.

- Конечно, - а всем своим существом уже рвусь к дальнему столу, на краю которого стоит изумительная вращающаяся витрина для готовых десертов.

- В таком случае приготовьте мне классический Тирамису. Я глубоко убежден в том, что если повар справится с этим популярным десертом, то у него есть все шансы на дальнейшее сотрудничество со мной. Ваша форма, - передал мне в руки фартук и колпак.

Нет, ну я сейчас точно заурчу от радости. Конечно, судить пока рано, но Густаво мне кажется очень хорошим человеком. Он спокоен, рассудителен, степенен, в отличие от Семёна – бывшего шефа из Рябы, вот уж был припадочный горлопан. Благо, на меня орать перестал, когда я сошлась с Гавриловым.

Так, Рамонова, давай! Не подведи!

И закипела работа. Уж Тирамису я делать умею.

Десерт был готов через два с половиной часа, два из которых настаивался в холодильнике. А я тем временем наблюдала за работой команды дядюшки Густаво, под дружное «Да, шеф!» которой, сердце заходилось от радости. Стать частью такой команды – это был бы успех. И большой шаг вперед по карьерной лестнице. И сейчас этот шаг зависит от тирамису.

- Испробуем, - подошел шеф к моему шедевру, взял из стакана маленькую ложечку, затем окинул взглядом своих поваров, - прошу, господа, присоединяйтесь.

Я же от волнения выпустила когти, из-за чего пришлось спрятать руки за спину, хорошо хоть усы с клыки не вылезли. Когда все шесть человек собрались вокруг стола, я почувствовала себя не взрослой самостоятельной пантерой, а маленьким беспомощным котенком. Первым десерт попробовал, конечно же, Густаво, затем дождался остальных. И только после того, как попробовали все, посмотрел на меня.

- Поздравляю, Дарья. Вы приняты. Завтра можете приступать.

Что? Принята? На самом деле? Без шуток?

- Вы сейчас серьезно говорите? А то знайте, в противном случае получите бездыханную меня, скончавшуюся от разрыва сердца.

- Да, девочка, - улыбнулся в пышные усы, - я такими вещами не шучу. Единственно, отнесите сейчас свой десерт в кабинет нашего директора. Пусть тоже оценит его качество.

- Без проблем, - схватила стеклянную форму.

- Удачи и до завтра, - и едва заметно подмигнул. Ох, уж эти итальянцы.

Гордой поступью я направилась в царство Ледяной Королевы, вооружившись ложечкой и тирамису, однако у двери в ее чертоги в нос ударил какой-то очень знакомый запах, отчего стало не по себе. А следом послышались весьма характерные звуки. В чертогах сейчас явно кто-то шалил. Но мне-то нужно консумировать, так сказать, свое дальнейшее здесь пребывание, так что, извините-простите. Да и тирамису без холодильника долго не протянет.

Постучавшись, тут же захожу и наблюдаю прелестную картину. Некто высокий, широкоплечий, наверняка симпатичный, нацеловывает и наглаживает Элину. И все бы ничего, если бы не один факт – здесь воняет волком, сильно воняет. Обычно мы – оборотни, не распространяем явных запахов, пантеры так и вовсе, но в моменты, так сказать, эмоциональных потрясений, вполне можем подванивать, особенно в период брачных игр. В нас пробуждается некоторая потребность обозначить свою территорию, пометить партнера. Вот и сейчас, этот господин при дорогом костюме, сообщает всей местной фауне, что тут его территория. Происходит это несознательно.

- Прошу прощения, Элина Марковна, - улыбаюсь от уха до уха, а Грановская резко отскакивает от образцового самца в сторону. Он тоже поднимается, одергивает пиджак и не спеша разворачивается.

В этот момент моя улыбка сходит на нет. А в голове начинает крутиться только одна фраза: «трою ж, мать!». Блин, это же он! Хозяин антрекота!

- Вас стучаться не учили? – мечет молнии дамочка.

- Учили. Я стучала, но ответа не последовало.

- Раз не последовало, значит, нечего было лезть! – все-таки не сдерживается.  

- Элин, успокойся, - гремит любитель ночных променадов уверенным баритоном, - ничего сверхъестественного не случилось.

Ну, да. Пока не случилось, но если он меня узнает, обязательно случится. В среде оборотней воровать друг у друга провизию – дурной тон.

- Добрый день, - продолжает сотрясать стены волчара, - Назаров Андрей Адександрович.

Назаров?! Ну, всё… я сперла антрекот у владельца сего чудного места. Какого черта он вообще решил устроить своей пассии пикник в моем парке?! Да, в моем! Я его в свое время пометила. Не подумайте чего плохого или постыдного, просто бочком потерлась о деревья. Радует одно, вроде бы не узнал, все-таки в человеческом обличье Андрей Александрович меня не видел, а по запаху, так я же говорила, в обычном состоянии пантеры почти не пахнут .

- Здравствуйте, - выдавливаю из себя подобие улыбки, - я пришла поваром устраиваться. Элина Марковна, - перевожу взгляд на все еще раздраженную директрису, - Густаво меня принял, но попросил принести блюдо вам на пробу. Для подтверждения.

- После такой дерзости гнать бы вас отсюда поганой метлой, - никак не унимается.

- А у нас что? – продолжает смотреть на меня Назаров. – Поваров не хватает? М-м, Элин?

- Кондитера нет, - гордо выпрямляется, - я его уволила. Слишком много себе позволял.

Почему-то я уверена, что ничего особенного несчастный повар себе не позволял, просто вот так вот не вовремя попался под руку этой Стервелле. Как, собственно, и я сейчас. Н-да, тут никакие таланты не помогут, тут балом правит самодур в юбке.

- И ты кондитер? – приподнимается густая бровь владельца.

- Да, я кондитер. Между прочим, хороший.

- Ну, давай тогда, тащи сюда свой экспериментальный образец.

Приближаться к нему не хотелось совершенно, но если выбирать между будущим в его ресторане и возможной трепкой за сворованное мясо, я все же выберу будущее в ресторане. Мне очень нужна эта работа. А в случае чего, бегаю быстро. Той ночью смогла же убежать, смогу и сегодня, если понадобится. И, молча, иду к парочке, ставлю на стол тирамису, рядом ровненько кладу ложечку, чтобы Элину не мучил приступ перфекционизма.

- Попробуем, - Назаров зачерпывает немного крема и отправляет в рот, - сносно. Здешний контингент оценит, все равно нихрена не понимают в высокой кухне.

Интересно, он сейчас похвалил меня или обос…, поругал?

- Будешь пробовать? – поворачивается к Элине.

- Нет. Раз Густаво одобрил, пусть работает.

- Какая ты сегодня властная, - скользит взглядом по точеной фигуре волчицы. – Слышала, - обращается уже ко мне, - иди, работай.

Как в жизни все прозаично. Что я была с Гавриловым, что этот породистый пес пристроил свою Стервеллу на теплое местечко, вот она и отрывается. Но куда деваться, такая жизнь, такие правила. Да и плевать. Главное, меня не узнали – это раз, меня взяли на работу – это два, мой непосредственный начальник, надеюсь, достойный человек – это три.

- Эй?! - небрежно кидает в спину Грановская. – Стряпню свою забери. И впредь без разрешения в мой кабинет не входи.

- Всенепременно, - забираю свою стряпню и удаляюсь.

Глава 2

Это утро началось для меня как никогда ярко. Ведь теперь я повар-кондитер в одном из лучших ресторанов столицы с заработной платой в сто тридцать тысяч в месяц и ежеквартальными премиями в размере двух окладов. В Рябе я получала шестьдесят грязными, а Гаврилов параллельно уверял, что лучших условий чем у него мне не сыскать вовек. А я сидела и не мяукала. Почему? Ну, во-первых, думала, что у нас с ним все серьезно. Пожалуй, это единственная весомая причина.

В Густосу приехала за час до открытия. А на парковке уже чернел крутой Кадиллак Назарова. Надеюсь, удастся избежать с ним встречи. Максимально незаметно промелькнув в переодевалку, представляющую собой просторное помещение с душевой, туалетом и шкафчиками для одежды, быстренько приняла душ, переоделась и устремилась в кухню. Но едва переступив через порог, обнаружила Самого! Он стоял ко мне спиной, как и вчера, правда, на сей раз не лобызал свою раскрасавицу, а отчитывал нашего шефа. Я уже говорила, что кошки по натуре очень любопытные создания? Если нет, то знайте, любая информация, сказанная кому-то тет-а-тет, является для нас большой ценностью, даже если нас совершенно не касается. Вот и сейчас, Назаров говорил в полголоса, тогда как я активно вслушивалась в смысловую составляющую его грозного баритона.

- Если по-честному, - произнес волчара, - ты мне тут совершенно не нужен, я вас на дух не переношу.

- Поверьте, я от вас тоже не в восторге, - абсолютно спокойно ответил ему Густаво, - но согласитесь, работа есть работа. Люди идут в этот ресторан, чтобы попробовать мои блюда. Безусловно, заменить меня ваше право, только, пойдет ли это на пользу ресторану? Вы же его приобрели, потому что у заведения были и остаются высокие показатели.

- Послезавтра состоится банкет, - сделал вид, что все сказанное ему до одного места, - столы должны ломиться от мяса. Ты же не подведешь?

- Как я уже сказал, работа есть работа. Сделаю все, что от меня требуется, только, пусть Элина Марковна принесет мне список, заодно обсудим с ней меню более детально.

- Угу, - после чего развернулся и аж застыл, так как увидел меня.

- Доброе утро, Андрей Александрович, - постаралась улыбнуться как можно шире. Говорят, моя улыбка обезоруживает.

А он прошагал до двери, где я и стояла, втянул носом воздух:

- Знакомый запах, - нахмурился еще сильнее, отчего у меня чуть лицевой паралич не случился, – ты вообще кто?

- Кондитер, - промямлила.

- Ненавижу сладкое, - бросил и удалился восвояси.

- Он всегда такой? – перевела взгляд на шефа.

- Видимо, - пожал тот плечами.

У меня же занозой в мозгу застряли слова злобного волка «я вас на дух не переношу». Интересно, кого именно? Итальянцев? Усатых мужчин среднего возраста? Поваров? Но тогда зачем ему ресторан?

- Дарья? – вырвал меня из дум.

- Да-да?

- А какой прожарки мясо вы предпочитаете? – прозвучало ни с того ни с сего. – С кровью, скорее всего?

Увы и ах, несмотря на свою суть, я люблю хорошо прожаренное мясо. Но когда в шкуре, честно, могу слопать все, что угодно. Правда, с возрастом стала все же куда разборчивее.

- Медиум Вэл.

- Хм, - хмыкнул в пышные усы, - нестандартно.

- Почему же?

- Сегодня я приготовлю для вас ужин. Каждого нового повара, ставшего частью нашей команды, я приветствую ужином.

- Простите, а есть я одна буду? Не хочу вас обидеть, но я за коллективизм.

- Все будет так, как надо, - улыбнулся.

Прямо-таки заинтриговал. Надеюсь, у него в мыслях нет идеи приударить за мной? При всей пока что симпатии к Густаво, как мужчину я его совершенно не воспринимаю, скорее как милого полного и доброго дядюшку Густаво.

Так, а где коньяк? Ну, вот, все есть, а коньяка нет. Придется топать в бар.

И какая ирония! Стоило мне наведаться в бар, как к стойке подошел Назаров. Не нравится мне все это, ох не нравится. Еще и бармена след простыл.

- Плесни колы, - уставился на меня пес Андрей, затем снова втянул носом воздух, - мне кажется, или я тебя уже где-то видел?

- Так, буквально минут пятнадцать назад. В кухне, - быстренько отыскала колу, стакан, - вам со льдом?

- Нет.

- Прошу, - подала хозяину стакан с шипящей жидкостью.

Но он не торопился брать колу, а все пялился на меня.

- Чо ты все время улыбаешься? – наконец-то выдал, отчего мои губы немедленно вернулись в исходное положение. – Не понимаю людей, которые надо не надо лыбятся. Хочешь произвести впечатление на руководство? Тогда работай, а не улыбайся. И вообще, ты меня начинаешь подбешивать.

Честно, я даже не нашлась, что ответить. Вместо слов, схватила коньяк и хотела уже ретироваться, чтобы не бесить Назарова, как он в одном резком движении перехватил мою руку, подтащил к себе и совершенно бессовестно обнюхал. Будь я простым человеком, то приняла бы его за психа извращенца, но я-то знаю, что он не псих, а злыдень, который явно что-то подозревает.

- Хоть убей, но я помню этот запах, - произнес скорее себе, - духи? Гель для душа? Лосьон?

Кошачьи феромоны, идиот! Как же от тебя избавиться-то? Достал нюхать! Так ведь донюхается и вспомнит меня зверюга. И пойду я тогда прямиком в КапиБар, в лучшем случае. Срочно надо спасать свой пушистый зад, пока под него пинка не дали.

- Андрей Александрович, - взяла и прижалась к нему, да еще и потерлась для пущей правдоподобности. На это действо Назаров так и застыл камнем, - мне кажется, или сейчас вы немножко домогаетесь? – в следующий миг провела пальцем вдоль его галстука, а остановилась у самого ремня.

- Ты не в моем вкусе, - сразу осекся. - Иди уже… работай.

- Спасибо, - и презентовала ему на прощание очередную свою фирменную улыбку.

Типичный мужик, который впадает в ступор от женской смелости. Видимо привык все контролировать, по нему это чувствуется. Весь такой самец. Даже вчера именно он лапал свою Грановскую, тогда как она картинно сдавалась под его напором. Волки вообще народец отсталый, несовременный. Все-то у них по законам стаи. Не то, что мы – кошки. Мы вольные, не боимся экспериментов, мы открыты всему новому. Вот сейчас я открыта работе, пора уже браться за дела.

День пролетел незаметно. И на радость всем, а особенно себе, я справилась очень даже хорошо. Как выяснилось, десерты в этом ресторане пользуется такой же популярностью, как пицца или паста. Некоторые столики вообще заказывали только сладкое. А вечером, когда в ресторане наступила долгожданная тишина, ко мне подошел Густаво и попросил временно покинуть кухню. Ох, сейчас будет мне сюрприз. Лишь бы приятный.

Спустя минут пять снова показался шеф:

- Дашенька, заходи, - открыл для меня дверь.

Уже на пороге я ощутила этот великолепный запах хорошо прожаренного мяса. И черт меня побери, это были антрекоты. Кажется, я теперь знаю, кто приготовил тот самый, который я украла. На большом металлическом столе лежало большое блюдо, на котором исходило паром мясо, украшенное веточками розмарина, рядом было блюдо поменьше с запеченным молодым картофелем, а довершало эту чудную картину бутылочка красного вина.

- Добро пожаловать в нашу команду, Дарья, - и Густаво снял с себя поварской колпак, за ним последовали остальные.

- Ой, большое спасибо, - аж слезы выступили, - это так мило, так приятно.

- Для начала мы выпьем вина, - су-шеф Виктор разлил по бокалам рубиновую жидкость.

Скоро прозвучал дружный дзынь и каждый сделал по глотку вина.

- Это не все, Даша, - Густаво как-то неоднозначно подмигнул, чем ввел в ступор. Надеюсь, в вино они ничего не добавили, - прошу, отвернитесь.

- Аа-а-а, зачем, простите? - проснулась наконец-то интуиция.

- Даю слово, ничего плохого не произойдет. Просто еще один сюрприз.

- Ну, ладно, - в итоге отвернулась. Что ж, надо быть готовой к внезапному нападению с тыла.

В этот момент до ушей донеслась возня, какие-то до боли знакомые звуки. Через пару минут все стихло.

- Уже можно смотреть? – ощутила спиной пристальное внимание, отчего в теле возник легкий мандраж.

Но ответа не последовало, тогда развернулась и чуть не взвизгнула от увиденного. На полу вдоль стола сидело семь черных пантер, они отличались разве что размерами. Самая толстая из них сидела по центру, и догадаться было не сложно, кто это.

- Мама, - слетело с губ. – Так вы все…

А команда кошко-поваров так и сидела, смотрела на меня своими желтыми глазами:

- Кхм, мне что-то сделать нужно?

И только сейчас до меня дошло, что они раскрылись передо мной, явили свою суть, чего, собственно, ждут в ответ, а значит, давно догадались, кто я.

- Ладно, поняла. Сейчас все будет, - и пошла в сторону кладовой, все-таки не перед ними же раздеваться.

Вернулась я уже на четырех лапах. Тогда Густаво не без труда запрыгнул на стол и подтолкнул носом тарелку с мясом. Пора отужинать, так понимаю.

Мясо было потрясающее, сочное, мягкое, а уж косточка – вообще сказка. И картофель лег как надо. После столь славного ужина все развалились, кто где и принялись за святое кошачье занятие – вылизывание шерсти. Все-таки Густаво не мешало бы сбросить килограмм шесть, а то он не достает до некоторых частей своего тела. А я ведь никогда не была среди такого количества себе подобных. И никогда не думала, что пантеры могут спокойно сосуществовать на одной территории. С ума сойти. Да мне сам бог послал Густосу, теперь я среди своих, они ведь приняли меня. Но всему хорошему приходит конец, к полуночи мы перекинулись и разбрелись по домам, Густаво пообещал со мной поговорить на следующий день, ибо этот вечер получился особенный и портить его разговорами никому не хотелось.


 
19.01.2021 12:13

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!