Рубрикатор

В тайге ночи тёмные (18+)

В тайге ночи тёмные (18+)

Пролог

- Жень? – Лиза прошептала на ухо спящему мужчине. Боже, как тяжело ей даются сейчас слова, как сердце подпрыгивает в груди. Страшно, волнительно, счастливо, аж руки трясутся. – Жень? – погладила его по плечу. – У меня для тебя новость.

- М-м? – перевернулся на спину, не открывая глаз. – Какая новость, котенок? Встречу с Беловым перенесла на завтра?

- Нет, - скорее забралась ему под бок, обняла, - еще лучше, в тысячу раз лучше.

- Моя родня решила не приезжать на новоселье? – ухмыльнулся. – Все, малыш, не мучай, говори.

- Я беременна, - и затаилась.

В этот момент Евгений широко раскрыл глаза, полежал еще с минуту, после чего, убрав с себя руки Лизы, поднялся.

- Это правда? – а голос стал привычно зычным, жестким, каким он обычно общается со своими подчиненными, каким и с ней общался, когда она только-только вступила в должность секретаря-референта к хозяину холдинга «Лес-Сиб» Евгению Соколову. – Без шуток и приколов?

- Да, - растерянно улыбнулась, - таким не шутят.

- Угу, ясно.

Более не сказав ни слова, он ушел в ванную, откуда вскоре послышался шум воды. А Лиза села на край кровати и потерялась, она не знала, что ей делать, как реагировать на его столь резко переменившееся поведение. Да, Женя человек сложный, причем во всех отношениях, но чтобы вот так мгновенно? За те полгода, что они встречаются, Лиза довольно неплохо изучила Соколова. Поначалу он был строг, даже груб, гонял ее по работе будь здоров, но постепенно смягчился, превратился в галантного внимательного и однажды, пригласив к себе в кабинет, за пять минут до конца рабочего дня, взял и поцеловал. С того поцелуя многое изменилось. Несмотря на свой тяжелый характер, Евгений смог влюбить в себя. В нем сочеталось всё мужское – стать, ибо порода Соколовых славилась богатырями, как на внешность, так и на здоровье, ум, которым оставалось только восхищаться, ведь Женя сам создал и раскрутил свое дело, превратил одну маленькую деревообрабатывающую компанию в холдинг, сколотив многомиллионное состояние, воля, уж более волевого человека Лиза в своей жизни не встречала.  А главное, он буквально два дня назад сам сказал, что готов к следующему шагу. Конечно, беременеть она не собиралась, но в ту ночь, когда они вернулись с корпоратива будучи на хмеле, видимо все и случилось.

Через десять минут Соколов вернулся. Выглядел он как всегда собранным, уверенным, на лбу появилась морщинка.

- Полагаю, нам объясниться нужно, - взял со спинки кресла рубашку. - Ты хорошая, Лиз. Замечательная. Трудолюбивая, деловитая, красивая, сексуальная, но какой бы замечательной ты ни была, я никогда не рассматривал с тобой серьезных отношений, не в моих правилах связывать свою жизнь с секретаршами, это уже в любом обществе моветон. Что уж говорить о детях. Давай без лишних сантиментов, - заметил слезы в ее глазах, - я тебе ничего не обещал, в любви не признавался, мы просто отлично проводили время.

- И как же… - кое-как подавила желание разреветься.

- Очень просто. Аборт. В наше время это вообще не проблема. Я заплачу, чтобы все сделали быстро и максимально комфортно для тебя. И не спеши обижаться на меня. Пока мы вместе, а я хочу продолжить наши встречи, ты будешь иметь все самое лучшее. Уж для девушки из сибирской глубинки, это ли не успех? Не нужно ничего усложнять, - застегнул пуговицы, затем взялся за брюки. – Я сброшу тебе контакт главного врача одной частной клиники, он обо всем позаботится.

- И часто ты отправляешь девушек к этому главврачу?

- Ты третья, - пожал плечами. – Но те две были конкретными тварями, хотели шантажировать. Ты ведь не собираешься меня шантажировать? – осклабился.

- Нет, не собираюсь, - в тот же миг осознала для себя самое важное.

- Умница, - завязал шнурки на ботинках, взял пиджак, - до встречи в офисе.

И ушел, а через несколько минут на телефон Лизы пришло смс с номером чудо-доктора, который все уладит.

Девушка быстренько приняла душ, собралась и покинула особняк Соколова. Но поехала она не в офис, а на вокзал.

Глава 1

Лето в этом году в Сибири жаркое, еще и поезд попался с неисправной системой вентиляции, из-за чего духота в вагоне стояла страшная. Лиза без конца выходила в коридор, чтобы подышать у открытого окна.

Стыдно ли ей возвращаться домой? Немного. Девушкой он была гордой, упрямой, где-то своенравной, за что в детстве через раз получала ремня от матери. Светлана Юрьевна не терпела непокорности, потому дочь для нее стала воистину испытанием. И когда Лиза уехала учиться в столицу, окончив школу с золотой медалью, женщина вздохнула с облегчением. А решение дочери вернуться, спустя шесть лет, по-настоящему испугало Светлану. Правда, Лиза надеялась, что теперь-то у них все будет по-другому, по-семейному. Все-таки и она выросла, изменилась, и мать нашла мужчину, родила ему погодок, скорее всего, тоже набралась терпения и мудрости за все это время.  

О Соколове Лиза старалась не думать. Пыталась всеми силами выбросить его из головы, из души, из сердца. Она привыкла к честности и порядочности, таким и видела, и считала Женю, что ж, он действительно оказался честным, все расставил по своим местам, сразу дал понять, чего на самом деле ждет от нее, а вот с порядочностью как-то не задалось. С другой стороны, сама виновата, понадеялась, доверилась, намечтала выше крыши. Думала, что стала исключительной для него, особенной, что Евгений в силу характера такой сдержанный на эмоции, на слова, увы, нет, он просто спал со своей секретаршей. Но ничего! Она справится! Как в детстве справлялась с любыми трудностями, ведь мать никогда не помогала, у нее на все был один ответ: «Сама вляпалась, сама и выкручивайся», так и сейчас. Сама вляпалась, сама и выкрутится. От матери ей нужно было только одно – угол. И то на время, пока не найдет работу.

Спустя двое суток мучений, Лиза таки добралась до родного Кемерово. Могла бы, конечно, и на самолете долететь, но это дороже, а у нее теперь каждая копейка на счету. Женя не скупился на подарки, на походы в рестораны и магазины, однако в денежном вопросе оставался верен принципу «живешь на то, что зарабатываешь». Её такой подход устраивал более чем, зарплата была хорошая, правда, с учетом московских цен на жилье и прочее, оставалось по итогу не так-то и много. С другой стороны Лиза чувствовала себя независимой, нет ничего хуже быть содержанкой. Благо, удалось накопить приличную сумму, которая и пойдет на беременность, роды, на малыша в первые месяцы его жизни.

Добравшись на двух перекладных до села Кустовка, где и обосновалась мать с новым мужем, Лиза набрала в грудь побольше воздуха и постучала в дверь очень даже добротного деревянного дома. Странно, мама не говорила, что они въехали в такую красоту. Просто обмолвилась, что перебрались из одного села в другое и все.

Дверь открыла Светлана Юрьевна.

- Ну, здравствуй, - улыбнулась Лиза, хотела было обнять маму, но та с места не сдвинулась.

- Привет. Надолго к нам?

- Так, я… - и не нашлась, что ответить, - думаю, нет. Как найду работу, сниму жилье и сразу съеду.

- Это еще куда ни шло, - позволила войти, - у нас вчера Гришин брат с женой приехали. В общем, я им отдала последнюю свободную комнату. Ты пока можешь в гостиной спать. Но уж будь добра вставать пораньше и удирать за собой постельное, все-таки это гостиная.

- Спасибо, - да-да, хоть на этом спасибо. – А вещи мне куда сложить?

- В гардеробную, - указала куда-то в сторону коридора.

- А где мои братья? – поспешила достать для мальчишек подарки.

- С Гришкой в город поехали на продуктовую базу. Давай мне, что ты там купила, как приедут, отдам.

- Да я бы сама хотела.

- Ты для них вообще тетка чужая, они тебя знать не знают.

Увы, мама всегда была такой, а надежда на то, что что-то изменилось, рухнула еще у порога. Поэтому было бы правильным сразу поговорить обо всем, как есть, чтобы после не разочаровываться еще сильнее.

- Ты чего приехала-то? – к счастью она начала первой. – Вроде жила в столице, все у тебя отлично было. И тут как снег на голову. Приеду! – включила чайник, нехотя достала из шкафчика кружку.

- Я беременна, мам. Вот и вся история.

- Чего-чего? – аж опешила. – Беременна?

- Да. Так вышло. А мужчина, от которого я жду ребенка, он… в общем, он заранее отказался.

- И какого черта ты не пошла делать аборт?

- Потому что это мой ребенок.

- Угу. Которого надо кормить, одевать, лечить, учить. Сейчас, между прочим, за каждый поганый чих платить надо. И чтобы ребенка поднять на ноги, требуются бабки. Они у тебя есть?

- Ну, ты же как-то вырастила меня и парней растишь. Им сколько? Десять и двенадцать?

- А ты чего меня-то в пример ставишь? У меня муж есть, он деньги зарабатывает, задницу рвет, чтобы мы сыты были. Ради тебя, как я поняла, этого делать никто не собирается.

- Я думала, ты поддержишь. Не деньгами. По-матерински, хотя бы.

- Ты уже девка взрослая, сама как-нибудь справляйся. И вот, что я тебе скажу, - вдруг убрала чашку обратно в шкафчик, - езжай-ка, давай. Ищи себе хоть квартиру, хоть комнату. Мне тут дети в подоле не нужны, мы сами, считай, выживаем.

Лиза тогда осмотрелась еще раз. Само собой, мама не выживала, а очень хорошо жила. И да, ей повезло с Гришей, он им обеспечил все от и до.

- Послушай, я ведь не собираюсь у тебя оставаться насовсем. Мне всего-то нужно пару недель, может, меньше.

- Нет, нет, нет. Твои пару недель потом превратятся в месяц, тот в два месяца и так далее, а когда пузо на нос полезет и вообще.

- Я тебя поняла, - положила два вертолета на радиоуправлении на столешницу.

Лиза вышла на улицу, села на верхнюю ступеньку.

Мать ее никогда не жаловала, но чтобы вот так... Наивная дура, что еще сказать. Другой вопрос, куда и кому звонить? Такси вызывать, а куда ехать? В гостиницу? Прокручивая варианты в голове, а контакты в телефоне, наткнулась на номер Жени и тут же удалила его из списка. Кстати, он набирал пару раз. Первый раз не обнаружив её на рабочем месте, второй раз к концу рабочего дня, но не получив ответа, замолчал и больше не проявлялся. Потом Лиза нашла номер отца. Мать с ним рассталась, когда ей был год. Просто взяла и уехала, забрав ребенка. Отец хотел общаться, но Светлана запретила ему лезть, однако в старших классах Лиза нашла и номер его, и адрес, и тайком от матери возобновила общение.  Проблема была в том, что Семен Аркадьевич жил в глуши, где трудился егерем. На сотни километров от его дома простирались густые таежные леса, до ближайшего населенного пункта было часов пять пути.

- Пап, - включила громкую связь, - привет.

- «Ой, Лизонька, привет. Как же я рад. Ты доехала до матери? Все нормально?»

- Да, доехала. Слушай, я могу временно поселиться у тебя?

- «Можешь, конечно. А что такое? Светлана опять нагнетает?»

- Да нет, просто у них и жить-то негде, дом маленький, - улыбнулась сказанной глупости.

- «Ясно, ясно, - а по голосу отец все понял. - Давай, я за тобой приеду. Часов шесть есть, где переждать?»

- Приезжай. Я на вокзале буду.

- «Всё, выезжаю»

Глава 2

Четыре года спустя…

- Когда это случилось? – мужчина в строгом костюме с привычным изломом в брови смотрел на управляющего директора.

- Вчера, - произнес неуверенным голосом.

- А почему я об этом узнаю только сейчас? Почему, твою мать, не вчера?

- Все произошло ночью, Евгений Федорович, не хотели беспокоить.

- Ах, вот как… - перевел взгляд на заместителя. - Погиб рабочий, двое в реанимации, а вы меня беспокоить не хотели? Вы там совсем, что ли, одичали в своей тайге?! – повысил голос, отчего тот эхом прокатился по просторной переговорной. - Причину установили? С чьей стороны были нарушения?

- Еще нет. Сейчас на месте работают наши и областные эксперты.

- Короче, - ослабил галстук, - семье погибшего выплатите компенсацию в кратчайшие сроки независимо от того, кто виноват, выжившим полная оплата лечения.

В этот момент в переговорную зашел второй заместитель и по совместительству младший брат Соколова.

- Да, Кирилл, что у тебя? – посмотрел на него.

- Поговорить надо.

- Подожди пару минут, - и когда Кирилл скрылся за дверью, глава холдинга снова обратился к директору и его заму, - в общем, по возвращении вы освободите свои кабинеты. А я сегодня же вылечу на место происшествия, хочу лично поговорить с экспертной группой. Есть вопросы?

- Нет, Евгений Федорович.

- Тогда вперед, на выход.  

Как только они покинули переговорную, на пороге снова появился Кирилл.

- Есть кое-какие новости – присел на край стола.

- Давай, - посмотрел на него с долей презрения, - выкладывай. И убери свою задницу с моего стола.

- Я говорил с Курковым, - тотчас выполнил приказ, - он сейчас там. По предварительным данным ошибка оператора. Бригадир посадил в харвестер[1] щенка двадцатилетнего, тот не справился. Итог ты знаешь.

- Какие еще версии?

- Техническая неисправность машины, что маловероятно. Я лично контролировал поставку, Белицкий получил в распоряжение три новых харвестера. Отлаженных и настроенных.

- В любом случае вина наша. Оператор выполнял задание бригадира. Через час я вылетаю туда.

- Надолго?

- Как получится. А на тебе все мои запланированные встречи, - поднялся из-за стола, - и где Варич? Вечно где-то шатается эта дура.

- Зато красивая, - усмехнулся.

- Толку-то.

В этот момент дверь открылась, и в переговорную вплыла улыбающаяся от уха до уха секретарь Лидия с подносом в руках, на котором стояли три чашки кофе.

- Где тебя черти носили? – процедил Соколов. – Ты за этим гребанным кофе в Колумбию летала что ли?

- Простите, Евгений Федорович, кофемашина забарахлила.

- Закажи билеты до Кемерово, - испытал очередной приступ раздражения.

С некоторых пор секретарши вызывали у него стойкую неприязнь, но без них как без рук. За четыре года сменил штук тридцать, все чем-то не устраивали. Конкретно эта уже не просто не устраивала, а адски бесила своей медлительностью и безмозглостью, одно в ней было терпимо, на нее мужики велись. Частенько присутствие Лидии во время переговоров благоприятно сказывалось на процессе, собственно, переговоров. Но пришла пора и с ней расстаться. Как вернется, уволит эту курицу к чертям собачьим.

- Хорошо, - снова расплылась улыбкой, - Кирилл Федорович тоже летит? – перевела масленый взгляд на Соколова младшего.

- Нет. Кирилл Федорович останется здесь за главного.

Через два часа Евгений был уже в аэропорту. И пока ждал посадку, не переставал созваниваться с Курковым – главным по технике безопасности. Все-таки ошибка оператора. А как результат – один рабочий погиб и два в тяжелом состоянии. За десять лет ни разу подобных случаев не было, но, как известно, все случается впервые.

Следующие четыре часа полета провел в полудреме. Надо было хотя бы немного отдохнуть, но голова раскалывалась так, причем с самого утра, что ни коньяк не помог, ни лошадиная доза аспирина, ни снотворное. А когда сознание погружалось в состояние болезненной дремы, перед глазами возникала та самая, которая исчезла из его жизни слишком внезапно и с концами.

- Твою ж, - протер глаза, после чего посмотрел в иллюминатор, за которым густые облака кучковались причудливыми гроздьями.

Пытался ли отыскать ее? Пытался, но не вышло при всех его связях. Первое время с ума сходил от этого бессилия, от злости, потом вроде смирился, перестал искать, постарался выбросить из головы. Не вышло. По сей день воспоминания о ней, о том утре, когда последний раз поговорили, дергают за нервы.  А сейчас, когда летит в её родной город, треклятые воспоминания одолевают с новой силой.

Приземлившись, Соколов немедленно отправился в центральный офис, расположившийся в пригороде, где его и встретил Курков.

- Евгений Федорович, - пожал руку боссу. – Собрать народ?

- Это еще успеется, летим сразу на лесоповал, - всмотрелся в хмурое небо. На высоте в десять тысяч метров небо всегда идеальное, а тут…

- Я бы не советовал. Погода испортилась. Час назад мы возвращались, уже стоял густой туман.

- Да срать я хотел на твой туман. Можно подумать первый раз летим в непогоду.

- В таком случае без меня. Я должен еще составить протокол, отчитаться перед областными и как можно скорее.

- Без тебя так, без тебя, - махнул рукой. – Там ребята еще работают?

- Да. Все на месте. И оператор, и этот долбодемон бригадир.

- Хорошо.

И Сколов направился на вертолетную площадку. Туман действительно сгустился.

- Приветствую! – забрался в кабину, взял наушники.

- Доброго дня, Евгений Федорович, - отрапортовал пилот.

- Готов?

- Как вы скажете. Я бы не стал подниматься, не те погодные условия.

- Давай, давай… не дрейфь. Твоя зарплата прямое доказательство твоего мастерства.

- Понял, - нехотя усмехнулся, после чего запросил данные диспетчера, - взлетаем.

Через несколько минут лопасти закрутили пыль с листьями, что успели осесть на площадке. И машина начала стремительно набирать высоту. Спустя полчаса Соколов своими глазами увидел, о каком тумане шла речь. Плотная сизая взвесь поднялась на несколько метров над верхушками деревьев и расползлась в разные стороны на десятки километров. 

- Через час будем на месте, - раздался голос пилота.

А Евгений все смотрел на туман, на изредка выгладывающие из него макушки вековых елей, втягивал носом запах лесной сырости. Вдруг впереди сверкнула молния, за ней вторая. Не прошло и пяти минут, как небо заволокло тучами, из-за чего пространство вокруг обратилось единой серой массой, которую продолжали пронизывать зигзаги молний. Дождь обрушился на землю стремительно, причем сплошной стеной. Но пилот выглядел спокойным, машину вел уверенно, что немного успокоило, и Соколов даже умудрился снова задремать. Только вот пробуждение было резким.

- Какого хрена? – открыл глаза, но понять ничего не смог, не успел.

Машину бросало из стороны в сторону, вместо привычного гула лопастей раздавался дикий стальной скрежет, все происходило какие-то доли секунды, после чего последовал мощный удар


[1]Лесозаготовительный комбайн

 
20.01.2021 19:59

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!