Рубрикатор

Кофе с любовью (18+)

Кофе с любовью (18+)

Глава 1

 

Что может быть лучше чашки горячего кофе с пончиком или эклером? Да, ничего. Разве что секс с любимым мужчиной, но чтобы после обязательно был горячий кофе.

Алина открыла дверь своей любимой кофейни «Румпель», что обосновалась в наиболее удачном месте с точки зрения посещаемости. Во-первых, через дорогу располагалось метро, во-вторых, в километре красовался огромный безнес-центр. Так что, с желающими взбодриться до, во время и после работы ароматным эсперссо, капучино или латте проблем не было в принципе.   

- Доброго утра, Динь-Динь! – отсалютовал бармен Филя. – Готова к труду и обороне?

- Всегда готов! – быстренько отдала честь Алина. – И, доброе утро…

Девушка села за барную стойку, прикрыла рот рукой, и последовал долгий, долгий, очень долгий зевок.

- Опять не выспалась? Что на этот раз? Или, может, кто? – усмехнулся бармен.

- Эх, Филя, Филя…  озабоченный ты примат. Все куда проще, очередные разборки маман с отчимом.

- Что на этот раз?

- Бутылку портвейна не поделили.

- Недолго твоя матушка продержалась.

На эти слова девушка грустно усмехнулась, после крутанулась на стуле и осмотрела зал. Хорошо утром, ни единой души, тишина, чистота.

- Ладно, иди, переодевайся, а я тебе кофе намешаю. С сиропчиком.

- Умеешь ты поддержать, - слезла со стула, потянулась влево, вправо, словно собралась бежать кросс и спокойным шагом удалилась в помещение для персонала.

Летом здорово, из одной одежки выпрыгнула, в другую запрыгнула. Так, футболка, юбка, фартук. Все чистое, пахнет приятно. Красота! Ах да, бейджик не забыть и блокнот с ручкой.

Все-таки, в каком прекрасном месте она работает! Насколько бы поганое настроение не было, а стоит зайти сюда, и все проблемы остаются позади, там, за дверями Румпеля. Да и нельзя подавать людям кофе с кислой миной, люди этого не любят, они наоборот, приходят в кофейню за позитивом.

Динь-Динь, как ее прозвали друзья и коллеги за особый подход к клиентам, выпорхнула снова в зал. О! А вот и Вася пожаловала, Василиса то есть.

- Привет, Вася! – помахала ей рукой.

- Привет, народ! – поздоровалась девушка и помчалась переодеваться.

- Твой кофе, фейка - бармен поставил чашечку капучино на стойку.

- Вот спасибо. Ой, и сердечко нарисовал.

- В знак мой вечной любви! – улыбнулся парень, - а еще благодарности за молчание. Бутылку ликера я заменил.

И сейчас раздался «дзынь» колокольчика над входной дверью. Пожаловал первый и постоянный посетитель, молодой мужчина в строгом костюме. Через минут десять к нему присоединится миловидная девушка, они выпьют кофе, съедят по тортику и отправятся на работу.

Алина взяла меню и направилась к мужчине:

- Доброе утро! Пожалуйста, меню.

- Нет, нет, - поднял на нее взгляд, после чего улыбка сама собой озарила доселе хмурое лицо. - У меня все как обычно. Эспрессо и Прагу, будьте добры.

- Хорошо.

Пока Филя занимался напитком, Алина отсчитывала минуты до прихода девушки. Но она не пришла, что стало настоящим откровением, причем для всех. Обычно являлась как по часам. Странно… Когда же Алина подала клиенту кофе и торт, заметила грусть в его глазах. Видимо, он тоже не знал, придет ли, но ждал как всегда.

Эти двое были необычной парой, всегда сидели, молча. Мужчина смотрел в планшет, девушка – в телефон, а ровно за пять минут до конца они синхронно откладывали в сторону гаджеты и успевали поделиться новостями. Однако этим утром все получилась иначе. Молодой человек покинул кофейню в одиночестве, отчего в душе Динь-Динь поселилось неприятное зудящее чувство… эдакое ощущение, что это лишь начало странностей.

Через полчаса в кофейне уже толпился народ. Набежали неуспевшие позавтракать, недоспавшие, отдавленные и помятые в метро, натолкавшиеся в пробках и прочие желающие зарядиться хорошим настроением. Ну, хотя бы попытаться им зарядиться. Обычно,  на зал приходилось четыре официанта, но двое – Макс и Лена не пришли, один заболел жутким недугом под названием похмелье, а вторая взялась его лечить, ибо давно уже имела виды на этого красавчика. В итоге Алина с Васей носились по залу со скоростью звука.

- Заказ для седьмого столика! – крикнул Филя.

- Уже! – подлетела Алина к стойке, поставила на поднос кофе, тирамису.

- Медленно! – все подначивал бармен. – Рекорд по-прежнему не побит!

- Иди в пень, - пронеслась мимо Вася. – И, Латте с карамельным сиропом.

- Так в пень или Латте? – усмехнулся парень, на что девушка просто отмахнулась от него.

С утра всегда так, самый наплыв. Потом часа три затишье и опять, ибо ланч! После двух часов и до пяти снова передышка, а уж вечером попроще, люди идут за расслаблением после трудового дня, потому не торопятся сами и не торопят официантов.

Алина только и успевала, что бегать от столиков до бара, от бара до небольшой кухни, где повар Миша готовил блинчики. Блинчики были своеобразной фишкой заведения – Завтраки от Румпеля. Но Миша трудился в кофейне ровно до десяти часов, а потом «завтраки» заканчивались, и он уходил на свою основную работу. Его оладья с панкейками любили все, а когда повар сворачивал лавочку, всегда оставлял стопку панкейков для персонала.

Так и сейчас, Миша закончил, собрался и быстренько ретировался. Часы показывали десять ноль две. Народ тоже подрассосался, «костюмчики», как называла Вася офисных работников, отправились, собственно, по офисам, любители Завтраков отзавтракали и тоже удалились, остались разве что студенты и некоторые, кого вообще сложно было отнести в какой-либо категории.

- Девчонки, - улыбнулся Филя, - идите в кухню, там блины для вас остались. А я за главного. Если что, менюшку всучу, заказ приму.

- Спасибо Пуаро, - кивнула Вася.

- Только давай без оскорблений, - и Филя нарочно зашевелил усами. Бармен шел в ногу со временем, отрастил себе бородку, усы, которые холил и лелеял – стриг, брил, плойкой подкручивал.

Девушки только рассмеялись, представив явно что-то непристойное, и удалились в кухню. Там на столе их ждали ароматные теплые панкейки и шоколадная паста.

- Мишке респект, - чуть не закапала слюной Вася. – Такой мужик, эх… Мне б его.

- Ой, Васьк… Миша, конечно, чудо, но в нем килограмм сто с лишним и далеко не мышц.

- Зато готовит хорошо. Я-то рукожоп, даже магазинные пельмени умудряюсь испоганить.

Алина налила чаю, Вася разложила блинчики по тарелкам.

- Давай, рассказывай, - посмотрела на Динь-Динь. – Какие новости с полей? Как там этот милый программист? Ходила на свидание?

- Угу, ходила, - скривилась девушка, будто вспомнила нечто ну, очень отвратное.

- И-и-и-и?

- И пришла обратно. Честно, даже вспоминать не хочется.

- Да ладно, расскажи… Вроде ж симпатичный был, юморной.

- Этот юморист пригласил меня в парк у черта на куличиках, провел по всем тропинкам, отчего я стерла себе ноги в кровь, потом вывел к воротам и даже не соизволил воды купить. На прощание чмокнул в щеку, забрался в автобус и уехал. Как выяснилось, парк этот в паре километров от его дома.

- Вот козел, - пробубнила с набитым ртом.

- Угу… А еще, пока ходили по лесу, постоянно лез целоваться и пытался засунуть руку мне в задний карман джинсов. И черт бы с ним, с этим программистом. Дома меня ждала картина маслом.

- Что? Опять?

- И опять, и снова… - покачала головой.

Алина нашла мать в коридоре на полу в непотребном виде, с фингалом под правым глазом, а отчим сидел с дружками в кухне, весело бухал. Пришлось поднимать родительницу, вести в комнату. Но только девушка собралась спать, как разгорелся очередной скандал из-за портвейна. И так все десять лет после ухода отца. Бывали периоды, мать вроде бралась за голову, кодировалась даже, но потом возвращалась к бутылке.

На что Вася понимающе вздохнула, правда, у нее злоупотреблял отец. Мама долго терпела, однако два года назад нашла в себе силы развестись. И жизнь у них сразу наладилась.

Девушки пили чай с блинчиками, вдруг в дверь вошел Филя с выражением лица как у Штирлица во время беседы с Мюллером:

- Народ, там Владимир Николаевич пришел. Не один, - на последних словах сделал особый акцент. – Просит всех в зал.

- О-па, Америка Европа, - проговорила Вася. – И что скажем ему про Макса с Ленкой?

- Не знаю даже. Попробуем как-нибудь выкрутиться, - Алина быстро убрала оставшиеся блины в холодильник, закрутила банку с пастой.

Все трое вышли в зал. Там стоял хозяин кофейни – Владимир Николаевич Степанцов. Мужчина в летах, но держался бодрячком, любил общаться с молодежью, а еще носил костюмы в шотландскую клетку. Вообще, человеком он был широкой души и бурной фантазии. С ним рядом бродил туда-сюда высокий, статный красавчик, холеный такой, в темно-синих джинсах, черной рубашке и приталенном пиджаке, из нагрудного кармашка коего выглядывали солнечные очки. На лицо был хорош – карие глаза, тонкие черты лица, щетина небольшая. Но при всем при этом на красивой физиономии так и было написано: «вертел я вас всех и не по одному разу».

- Доброго дня, команда, - поприветствовал хозяин ребят. – А где Максим с Леной?

- Ну, - сделала шаг вперед Алина. – Они… в общем, Макс заболел, а Лена по семейным обстоятельствам отпросилась. Но завтра они будут на месте.

- Отлично. Руководство не предупредили, наверняка ничего не оформили, как полагается, - вступил красавчик, притом посмотрел на Алину таким взглядом, будто это она сейчас прогуливала работу.

- Н-да, - почесал затылок Владимир Николаевич, - ладно, с ними разберемся позже. А сейчас рад сообщить о пополнении штата, ваш управляющий - указал на анаконду в модных шмотках, - Роман Викторович Довлатов. Прошу любить и жаловать, а еще слушаться. Времена нынче непростые, дела у кофейни идут не сказать, что очень хорошо, - произнес почти шепотом. – Роман, - обратил взор на нового члена команды, - знакомься.

- Я уже ознакомился с личными делами каждого, благодарю. Филипп Звягин, Василиса Фролова и Алина Мельникова. Кстати, хочу заявить сразу, меня очень смущает возраст госпожи Мельниковой.

- А что не так? – нахмурилась девушка. – Я работаю здесь второй год.

- Это и смущает, - иронично усмехнулся управляющий.

- Рома, идем, - улыбнулся Степанцов, - покажу тебе, что тут где. Прошлый раз пробежались второпях. Верно, не успел ничего рассмотреть толком.

И хозяин увел эту барракуду.

- Ни фига себе заявочки, - пробубнил в усы Филя. - Вот так хрен с горы.

- Заметил, как на Динь-Диньку смотрел? – Вася обернулась к бармену. – Готов был с потрохами проглотить.

Алина в этот момент поспешила к посетителю.

- Заметил. И сдается мне, выбрал себе жертву. Я как-то работал в одном сетевом баре, там обитал подобный хмырь. От него все официанты бежали, роняя тапки. Штрафовал за все подряд, орал, хамил.

- Ну, все… лафа закончилась, - поджала губы Вася. – И зачем только Степанцову это мурло?

- Сказали же тебе, дела у кофейни не ахти.

И бармен вернулся за стойку, а Вася устремилась к очередному клиенту. Алина же записывала заказ в блокнотик, но мыслями была далеко. Чутье не подвело… Не хватало еще без работы остаться, здесь ее дом второй, друзья. Возраст ему не угодил! Интересно, чем? Восемнадцать лет совершенно нормальный возраст. Еще бы отсутствием высшего образования попрекнул.

- Что с вами, Алиночка? – вернул ее на землю завсегдатай кофейни Игорь Петрович, свободный художник почетного возрасту. По крайней мере, он искренне считал себя художником.

- А? – растерянно посмотрела на него. – Ой, ничего. Все в порядке, Игорь Петрович. Простите. Итак, Американо и шоколадный флан.

- И все-таки с вами что-то не так. Не поделитесь?

- Просто не выспалась.

Девушка передала заказ Филе, после чего отправилась в кухню за столовыми приборами. И вот же неприятность, наткнулась на управляющего. Мужчина как уставился на нее, так и глазел, пока Алина раскладывала на подносе вилки с ложками. У нее аж волосы на теле дыбом встали от столь жуткого взгляда. Да это не управляющий, а сам дьявол поднялся к ним из Преисподней. Только на кой дьяволу сдалась их крошечная кофейня?

- Почему вы взяли приборы из посудомоечной машины? Они должны храниться в специальных емкостях.

- Мы всегда так делаем, - набралась храбрости и посмотрела в карие глаза.

- То, что вы всегда так делаете, не значит, что это правильно.

- Прошу прощения, -  захлопнула посудомойку и поспешила в зал.

- Фу, блин, - процедил мужчина. - Не персонал, а сборище тупых малолеток.

Тут вернулся хозяин, и Роман немедля изобразил улыбку.

- Ну, как? Осмотрелись? – было видно, Владимир Николаевич гордится своим заведением, радеет за него всей душой.

- Да. На днях я вам представлю план дальнейшего развития. Но уже могу сказать, чтобы остаться на плаву, придется кое-что добавить в меню, поднять цены минимум на сорок процентов и расстаться с некоторыми работниками.

- Как расстаться? – опешил владелец. – Команда и так небольшая. Повар на полставки, бармен, четыре официанта, да уборщица.

- Поверьте, на ваш зал и двух официантов за глаза.

- И кого же предлагаете уволить?

- Я еще не решил. Не всех видел.

- Ну, не знаю, не знаю…

- Владимир Николаевич, мы же с вами договорились. Я берусь за вашу кофейню, а вы предоставляете мне карт-бланш.  

- Хорошо, но прошу, без меня не принимайте окончательных решений.

- Безусловно. Все мои действия обязательно будут оговариваться с вами.

Остаток дня Роман провел в кофейне, понаблюдал за происходящим, оценил мастерство персонала и умение общаться с клиентами.

Сама по себе кофейня отличалась уютной атмосферой, угадывался ретро стиль. Много дерева, бежево-песочные тона в сочетании с темно-зелеными в обивке мебели, предметах интерьера. Имитация кирпичной кладки на стенах. Неплохо, очень неплохо. Но вот с персоналом беда. Самоуправление, одним словом. И меню желает лучшего, а в целом потенциал есть.

В девять часов  Довлатов откланялся, предупредив, что завтра ждет всех за тридцать минут до открытия. Роман вышел из кофейни, зашел за угол, а там его дожидался новенький Porsche Cayenne.

Глава 2

На будильнике высветилось пять ноль-ноль, а Рома уже сидел за столом в своем загородном доме, пил свежесваренный кофе и читал новости на планшете. До кофейни надо успеть встретиться с заказчиком, поделиться информацией… Значит, на сборы полчаса, на дорогу час, минут двадцать на встречу и еще через час он будет в Румпеле. Должен везде успеть.

Скоро чашечка с блюдцем отправились в посудомойку, а Довлатов отправился одеваться. Начал было выбирать, какие часы надеть, какую рубашку, но сразу вспомнил, куда поедет и махнул на все рукой. Нацепил простенькую рубашку любимого черного цвета, черные брюки, часы выбрал тоже попроще. Надо выглядеть в этой забегаловке как можно скромнее.

Через полчаса, как и планировалось, был готов.

- Детка, - легонько шлепнул белокурую красотку по голому заду. Девушка продолжала сладко спать после бурной ночи, - я ушел. Деньги на такси внизу на консоли.

- Угу, - муркнула спросонья, а потом все же очнулась, - ты когда позвонишь?

- Завтра.

- Я буду ждать, - перевернулась на спину и потянулась.

На встречу Довлатов тоже успел вовремя. Благо, дороги в такую рань пустые, прокатился с ветерком. Рома вошел в сверкающее в утренних лучах солнца офисное здание, поднялся на пятнадцатый этаж.

- Доброе утро. Я к Смирнову, -  улыбнулся миловидной секретарше.

- Да-да, проходите.

В просторном кабинете было светло и свежо, а еще богато. Кожаные кресла с диванами, большой стол напротив гигантских окон. А за столом сидел мужчина лет сорока в дорогом костюме, лицом напоминал этакого брутального гангстера из старых американских фильмов про мафию. Моложавый, в идеальной физической форме и ни единого намека на лысину.

- О, Роман Викторович, проходи, проходи, - сверкнул белыми зубами бизнесмен. – Присаживайся.

- Здравствуйте, Алексей Петрович, - уселся в мягкое кресло. – Как и договаривались, я к вам с докладом.

- Помню, знаю, ждал… Кофе?

- Нет, спасибо. У меня не так-то много времени, а то на работу опоздаю, - ехидно усмехнулся.

- Верно, - кивнул мужчина. – В первый рабочий день опаздывать моветон. Тогда внимательно слушаю.

- Я все сделаю, как и договаривались. Проблем там особых нет. Хозяин времен Союза, живет принципами, набрал под крыло малолеток. Положение я выправлю. Персонал потихоньку заменю путевыми людьми, подкорректируем цены, меню.  В общем, все  будет быстро и довольно просто.

- Ты, главное, договорись с этим поваром на полный рабочий день. У парня золотые руки и терять его совсем не хочется.

- Хорошо, сделаю.

- Что ж, пока новости позитивные. В ближайшее время я тебя трогать не буду, работай спокойно. А через месяц буду ждать уже с результатами.

- Договорились. И, позвольте все же вопрос.

- Слушаю, - уставился на него с интересом.

- Почему именно эта кофейня? Это даже не сеть.

- Хочу сделать подарок своей будущей жене. Свадебный. Она как-то посетила Румпель и по сей день в восторге. Пусть развлекается.

- Очень достойный подарок, - кивнул Рома, хотя про себя подумал, что скоро обезьяне дадут гранату.

Мужчины пожали друг другу руки, и Роман пошел на выход.

- Я как-нибудь загляну, - произнес вдогонку Смирнов.

Довлатов приехал в кофейню даже раньше запланированного. Машину оставил подальше, чтобы не отсвечивать. Румпель встретил тишиной, лишь уборщица Санат шуршала мусорными пакетами в кухне. Что ж, одна пришла вовремя, интересно, как остальные проявят себя.

Через пятнадцать минут пожаловал повар Миша.

- Здравствуйте, Михаил, - Рома пожал руку повару. – Я ваш новый управляющий и у меня к вам есть крайне выгодное предложение.

И двое удалились в кухню.

А через десять минут пришел Филя, за ним Вася с Алиной, тогда как Максим с Леной запаздывали.

- Доброе утро, - вернулся в зал Довлатов. – Где ваши соратники?

На этот раз Алина предпочла не лезть на рожон. Вася просто пожала плечами, а Филя так вообще решил демонстративно отвернуться, бармена всегда раздражали подобные элементы – начальнички с замашками божков.

- Ладно, - ухмыльнулся Рома. - Тогда начнем без них.

Но только собрался толкнуть речь, как дверь распахнулась, и внутрь буквально ввалились прогульщики. При виде Романа тут же сгруппировались, убрали с лиц все довольство.

- Здрасте, - кивнул Макс.

- Доброе утро, - произвела книксен Лена, окинув нового шефа взглядом голодной кошки.

- Уволены, - ответил с широкой улыбкой Роман. – За расчетом можете прийти завтра.

- Как? – опешила Лена. – Но… За что?

- За вчерашний прогул и за сегодняшнее опоздание. В основном, конечно, за прогул. Все, до свидания.

- Да пошел ты, - процедил Макс, после чего взял за руку Лену. – Идем. В гробу я видел таких гондонов.

Рома смотрел на них с совершенно спокойным выражением лица. А когда парочка покинула заведение, повернулся к остальным.

- Итак, - положил свой блокнот на барную стойку и только набрал воздуха в грудь, как снова его перебили. Тут уже не выдержала Вася:

- И как нам справляться с залом? Вдвоем!

- Точно так же, как и вчера, - ответил, не глядя на девушку. – Если недовольны, можете последовать за теми двумя Неразлучниками. Теперь будете работать по сменам. Я подыщу еще двух официантов, и составим график три через три. Далее, - вдруг уставился на Алину, скромно стоящую в самом конце барной стойки, - с завтрашнего дня ваше заведение будет подавать не только завтраки, но и ланчи. В скором времени в кухне появятся списки новых правил для персонала. А то устроили бардак. Заявись к вам проверка, прикроют моментом.

Все это время продолжал смотреть на Алину, девушка уже не знала, куда себя деть. Впервые ей так неуютно находиться в любимой кофейне. Лишь бы поскорее все эти пертурбации завершились, и можно было бы спокойно работать. Не уволили, уже хорошо. Да и потом, не будет же этот крендель вечно зверствовать.

- Динь-Динь? – раздался голос Васи.

На что Роман удивленно вскинул брови.

- Что? – Алина посмотрела на подругу.

- Нам бы переодеться, - и кивнула в сторону служебного помещения. – Открываемся через три минуты.

- Ах, ну да. Я могу идти? – перевела взгляд на управляющего.

- Да, идите.

Довлатов не мог понять, отчего чувствует такую неприязнь к этой, по сути, девочке. Но как увидел ее, сразу ощутил внутренний дискомфорт. Может, дело в зеленых глазах? Во-первых, цвет довольно редкий, во-вторых, всегда отторгал какой-то неестественностью. Интересно, прозвище тоже связано с глазами? Динь-Динь… Н-да, детский сад…

А Вася с Алиной в это время быстро переодевались.

- Ну и козел, - прошипела Василиса. – Никогда бы не подумала, что наш добродушный Владимир Николаевич свяжется с подобным уродом.

- Да, ладно… Сейчас наведет свои порядки и успокоится, - печально улыбнулась Алина, поскольку не особо-то верила в свои же слова. – Раз дела у кофейни плохи, надо что-то делать. Без работы оставаться не хочется. Я лучше буду впахивать за двоих, чем стоять на кассе какого-нибудь Макдака. Здесь мы каждого второго клиента уже знаем.

- В принципе, да, - задумчиво закивала Вася. – Но все равно он хмырь, хоть и симпатичный.

- А мне не нравится. Скользкий какой-то тип. И взгляд такой, бр-р-р… - сейчас и, правда, мороз по коже побежал. – Словно Чужой смотрит в душу.

И обе рассмеялись.

- Эй, красавицы, - постучался к ним Филя, - мне бы тоже сменить гардеробчик. Поторопитесь…

- Можешь заходить!  - Алина поправила фартук, прицепила бейджик. – Уже можно.

- Что? Никакого стриптиза? – вошел бармен.

- Мечтай больше. И не забудь причесать усы, - проплыла мимо него Василиса.

- Не хочешь помочь? – дернул ее за хвостик.

- Ох, Филя… Я к твоим усам не притронусь даже под страхом смертной казни. Ты ж как этот, Таракан-Тараканище…

- М-да, Пуаро звучало лучше.

И началось… Клиенты, заказы и ароматы, ароматы, ароматы… Алина порхала от столика к столику, каждому улыбалась, с каждым умудрялась перекинуться парой фраз, после которых люди обязательно улыбались в ответ. Довлатов же сидел у барной стойки и как надзиратель за арестантами, следил за работой девушек. Но чаще себя ловил на том, что следит за одной единственной девушкой – зеленоглазой феей. Да-да, феей. Она действительно очень напоминала сказочного персонажа. Ей бы перекраситься в блондинку, надеть мини платье зеленого цвета, и можно смело идти в аниматоры. Кстати, там ей самое место, а не здесь.

К одиннадцати народа поубавилось, и девушки наконец-то смогли немного расслабиться. Алина направилась в кухню, где нужно было разобрать посуду. Поскольку постоянной мойщицы у них не было, то зачастую эти обязанности ложились на официантов. Никто не возмущался, ведь хозяин всегда доплачивал сверху, к тому же весь персонал, кроме разве что Миши, воспринимал кофейню как нечто большее, нежели просто место работы.

Девушка начала вытаскивать приборы и раскладывать по пластиковым контейнерам, вдруг за спиной раздался голос, отчего несчастная подпрыгнула, а контейнер с чистыми ложками полетел на пол.

- Блин! - не выдержала Алина.

- У вас наблюдается серьезная проблема, - осклабился Роман.

- Какая же? – и зеленые глаза потемнели от злости.

- Руки не из того места растут. Вам бы еще подучиться не помешало. Хотя... Положение попахивает безнадегой.

- Я лично чем-то вам не угодила?

- Госпожа Мельникова, вынужден констатировать, вы кроме как широко улыбаться и болтать с посетителями, ничего толком не умеете. Я понимаю, работа официанта не требует больших знаний, но требует сноровки. За полдня вы уронили два комплекта столовых приборов в зале, чуть не разбили стакан с кофе и вот, сейчас. Что стоите? Собирайте и загружайте обратно в машину.

Алина стиснула зубы и принялась собирать ложки. А этот негодяй стоял над ней и наблюдал, причем испытывал явное удовольствие. Извращенец какой-то…

- И еще. У вас нет санитарной книжки. Займитесь оформлением, если хотите продолжать здесь работать.

И наконец-то ушел.

Как же захотелось расплакаться. Это уже перебор. Алина убрала ложки, загрузила машину остальной посудой и включила. После чего налила себе чай и с кружкой в руках отправилась на улицу через задний выход.

- Динь, ты чего? – вышла к ней Вася.

- Ты была права. Этот Довлатов самая натуральная скотина.

- Он еще вчера начал к тебе цепляться, а сегодня так и вовсе глаз не спускает.

- И что я ему сделала?

- Да ничего ты не сделала, просто он чмо.

- Боюсь, скоро придется расстаться с работой. Подамся в БургерКинг или Ростикс.

- Не паникуй раньше времени. Если совсем достанет, ты всегда можешь пожаловаться Степанцову. Он знает про твою ситуацию.

- Да, не люблю я жаловаться.

- А надо, иначе вот такие Довлатовы будут по тебе пешком ходить без зазрения совести.

- Знаешь, раньше я не хотела возвращаться домой, готова была работать здесь хоть сутки напролет, а теперь. Ни там, ни здесь покоя нет.

Остаток дня прошел в напряжении. И к концу Алина чувствовала себя выжатым лимоном. Перед уходом управляющий еще заставил девушек выбросить весь мусор, отмыть кухню и разобрать столовое белье. Хотя этим всегда занималась Санат. Впервые ребята покинули заведение с радостью и нежеланием возвращаться завтра. Филя уже сталкивался с подобными Довлатову, поэтому вел себя соответственно - четко выполнял свою работу и тихо ненавидел нового узурпатора. Вася все-таки нет-нет, да переговаривалась с начальником, за что была внесена Романом в черный список, а вот Алина в этом списке значилась практически сразу.

- Ладно, до завтра, - протянул Филя и вдохнул вечерний воздух.

- Угу, - кивнула Василиса. – Если нас еще пустят сюда завтра.

- А мне уже все равно, - Алина перекинула через голову ремешок сумки.

- Так, не киснем, народ, - попытался подбодрить бармен. – Довлатов хоть и урод, но свое дело знает. Я за ним сегодня понаблюдал. И знаете, что еще заметил, - сразу понизил голос, - он не похож на того, кто нянькается с кафешками типа нашей. А когда я увидел брелоку от порше на связке его ключей, вообще прифигел.

- Молодец, Филя, - усмехнулась Вася, - возьми с полки пирожок. Только это все не отменяет того, что Довлатов конченый урод и теперь будет сосать нашу кровь, и нервы наматывать на кулак.

- Все, ребят. Пошел этот Довлатов куда подальше. Я домой, - кивнула им Алина.

- Давай, Динь-Динь… Не вешай нос.

А дома Алину ждала очередная порция испытаний. Отчим навел собутыльников. Шесть пьяных мужиков обосновались в семиметровой кухне. Ни к холодильнику не пройти, ни чаю навести. Мать уже была в отключке в своей комнате.

- О, мадам, - встретил девушку в коридоре один из «гостей». – Не желаете присоединиться? – потянул было руки к ней, но Алина среагировала быстро.

Для начала оттолкнула от себя, после чего достала из сумки перцовый баллончик:

- Еще раз подойдешь, без глаз останешься!

- Все, все, - тут же отвалил, - какие мы нервные…

В итоге Алина снова обулась и ушла на улицу. Придется ужинать магазинным салатом на детской площадке. Хорошо, хоть лето.

И через полчаса она сидела на круговой карусельке, ела оливье, запивала соком и думала о том, что же будет дальше. Сентябрь не за горами, начало учебного года. Придется как-то совмещать институт и работу. Само собой, Алина пошла на вечернее отделение, о дневном и мечтать не приходилось. Благо, поступить удалось без проблем, все ж школу закончила с золотой медалью. С дипломом уже и работу найдет достойную, и жилье снимет. Хотя, кого она обманывает, мать не бросишь, иначе сопьется.  Но вся неприятность в том, что придется и отчима терпеть, мама, мало того, что прописала его, так еще оформила дарственную на часть квартиры. После этого жеста широкой души Игорек начал активно спаивать «любимую», только и сам не отставал.

Домой вернулась спустя час. Некоторые гости соизволили-таки уползти, оставшиеся лежали по всем законам жанра, мордами в тарелках. Алина заглянула еще раз к матери, та в полусогнутом виде сидела на кровати, смотрела куда-то вперед себя.

- Ты хоть ела? – зашла девушка в спальню и поспешила раскрыть окна, от запаха перегара и сигарет аж глаза заслезились.

- Ой, доча… ты уже пришла? – перевела на нее мутный взгляд. – Как в школе?

- Ну, год назад в школе было ничего. Так, ты ела?

- Не помню, - замотала головой.

- Понятно. - Алина достала из пакета еще одну порцию салата, две булки с сыром, сок, пластиковые приборы, - вот, поешь. Нельзя же только пить.

- Нельзя, дочь, - начала хныкать, слезы засверкали. Правда, толку от этих слез никакого. – Я больше не буду, ради тебя.

- Угу. Бери вилку.

- Спасибо, заичка.

Алина подождала, пока мать поест, после чего убрала все и пошла уже  к себе.

Чтобы отчим с дружками не копался в ее вещах, да и просто не вламывался без разрешения,  девушка давно как попросила слесаря Гришу врезать в дверь замок. Эх, а ведь когда-то их квартира выглядела совсем иначе. Сейчас же превратилась в типичный притон. За десять лет отчим сюда ни копейки не вложил, а изгадить изгадил. Просторная трешка в сталинском доме, ну и что, что бывшая коммуналка. Да даже при соседях квартира всегда была чистая и опрятная. Жили здесь пожилая пара, семья инженера и они, за порядком следили все. Потом старики уехали к детям, инженер получил отдельную квартиру, а отец приватизировал свою комнату, потом выкупил остальные. Хорошие были времена…

В комнате царила прохлада. Окна выходили во двор, который утопал в зелени, высокие деревья создавали тень. С одной стороны, хорошего мало, из-за берез с кленами солнечный свет почти не попадал в помещение, с другой, зеленые гиганты защищали от жары.

Алина схватила пижаму и побежала в ванну. Опять везде окурки валяются… Что уж говорить про туалет, где воняло как на вокзале, ибо пьяные существа из свиты отчима зачастую промахивались мимо унитаза. Девушка прямо в резиновых шлепках забралась в ванну, быстро помылась и юркнула обратно в комнату, где заперлась.

Перед сном лежала в кровати, смотрела в потолок, по коему ползли тени деревьев. Завтра снова встречаться с этим проклятым управляющим, чувствовать на себе его хищный взгляд. Довлатов точно гиена, выжидающая, когда молоденькая антилопа отобьется от стада, чтобы ее сожрать.

Роман в это время сидел в своем кабинете, пил виски и печатал правила для персонала кофейни. Закончил только к одиннадцати, после чего принял душ и отправился в постель. А белье сохранило аромат Вики, эта женщина знает толк в парфюме, но завтра надо  сменить белье, все-таки пахнуть оно должно стиральным порошком, но никак не смесью из пота и духов. Кстати, забыл ей набрать… Нехорошо...

 
20.01.2021 20:04

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!