Рубрикатор

Дракон Романо (18+)

Дракон Романо (18+)

Болгария, г. Банско. Риелторская контора

 

- Данис? Видишь брюнетку? – молодой мужчина в черном костюме указал на девушку, что сидела на диванчике у кабинета.

- Да, Романо.

- Хочу ее. Сегодня вечером эта чаюри[1]  должна быть у меня дома. Понял?

- Не вопрос, - пожал плечами. - Будет сделано, - потом вдруг осекся, - а твой отец в курсе?

- Он знает, что я решил воспользоваться правом трех месяцев перед свадьбой . Да и какая тебе разница? – чуть дырку в нем не прожег взглядом карих глаз, которые на мгновение зажглись красным. – Тебя разве мой отец нанял?

- Нет, - опустил голову.

- Вот-вот. И зарплату я тебе плачу не за вопросы, а за исполнение моих приказов. Не будет ее к вечеру, сожру, - с раздражением одернул пиджак, после чего вышел из здания.

- Сожру, сожру… только и слышу сожру, - мужчина еще раз глянул на девушку, запомнил ее лицо и на всякий случай сфотографировал на свой айфон. Все-таки тут ошибки быть не должно.

 

 

Глава 1

 

Двумя днями ранее

Болгария, г. Банско. Парк Пирин

 

- Долго еще? – Надя с содроганием сердца посмотрела вниз с обрыва. 

Таксист же ловко маневрировал вдоль горного серпантина, даже слишком ловко. Того и гляди занесет на очередном повороте и прости, прощай.

- Полчаса-час, дочка, - седой Шумахер с пышными усами подкрутил радио, и в салон полилась народная мелодия. – Наслаждайся пейзажем. Я всю жизнь здесь прожил, а налюбоваться так и не налюбовался.

А Надя опять глянула вниз, и желудок скрутило от ужаса. Она-то здесь тоже далеко не первый раз, но дорога от аэропорта до дедушкиного дома давно уже вызывает страх и ужас. Чего Надя боялась, так это высоты. Вот когда ребенком навещала Георги, еще ничего было, а с возрастом появился страх высоты. Просто однажды сходила с друзьями на колесо обозрения и все. Поднялась здоровым и жизнерадостным человеком, а спустилась бледной чуть ли не заикающейся поганкой.

И чтобы как-то справиться с паникой, Надя достала из рюкзака старую книгу в кожаном переплете. Эти сказки написал ее дорогой Георги. Дедушка славился бурной фантазией, бывало, такие вещи рассказывал, аж кровь стыла в жилах. Правда, все над ним смеялись, а вот он порою сам верил в то, что говорил и писал. С годами сказок становилось все больше, и однажды дед купил толстую тетрадь, заменил бумажную обложку на кожаную с запахом. Остаток лет Георги посвятил переписыванию историй в эту тетрадь, которая превратилась в целую книгу. Для внучки старался. Ведь Наденька любила дедушкины сказки, даже когда училась в старших классах, даже когда вовсю интересовалась мальчиками.

Жил дед в небольшой деревне близ городка Банско. Из окон его дома открывался невероятный вид на горы Пирин.

Девушка развязала шнурок, распахнула книгу и отыскала любимую сказку под названием «Червеният[2]дракон прилетит с закатом», из-за маневров читать все равно бы не получилось, но иллюстрации порассматривать вполне. Их тоже Георги рисовал. И вот,  над названием, выведенным красивым почерком, пестрела картинка, на которой огромный дракон нес через леса и реки прекрасную деву. По сей день картинки именно этой сказки вызывали трепет в душе, было в них нечто чарующее и одновременно ужасающее. Хорошо, что сказки это лишь сказки. Эх, Георги мог бы составить отличную конкуренцию тем же братьям Гримм, в его историях мистики с элементами ужасов было предостаточно. Но писал он так, что ужасы не пугали, скорее завораживали.

Вдруг слезы подкатили. Дедушка умер неделю назад, а Надя лежала в больнице с фолликулярной ангиной и не попала на похороны. И каково было удивление, когда мама сказала, что Георги  оставил свой дом именно ей, любимой и единственной внучке. С того момента терзали Надю муки совести. Выходит, не проводила любимого деда в последний путь, а за наследством едет. Еще и мама предложила продать дом, все-таки следить за ним некому. Родители давно как перебрались в Россию, в далеком девяносто пятом отец приобрел квартиру в Москве, другой же родни у деда не было. А дому нужно внимание, уход. Более того, деревня пользовалась популярностью у туристов, софийские бизнесмены понастроили там коттеджей и сдавали в аренду любителям спокойного горного отдыха. Так что, можно было бы продать дом одному из застройщиков. Наде как раз не помешают лишние деньги. Купила бы себе однушку и съехала наконец-то от родителей. Они замечательные, любящие, заботливые, но хочется уже свой угол. В двадцать-то лет можно.

Надя была девушкой деловитой, еще в школе приучилась к самостоятельности, поскольку каждое лето с классом отправлялась то в поход с палатками, то на турбазу какую, то на экскурсию в Европу. И уж после всех приключений жить одной, да расплюнуть. Родители тоже не сопротивлялись ее желанию. В любимом ребенке были уверены почти как в себе.

Спустя час таксист доехал-таки до деревни.

Здесь всегда так тихо, так спокойно. Сейчас же нахлынули эмоции, снова слезы подступили, жаль, Георги больше не выйдет на порог, не улыбнется, не пригласит войти. Когда машина подъехала к дому, сердце защемило. Двухэтажный домик, наполовину облицованный камнем, вторая половина беленая, крыша черепичная. Вокруг дома невысокий каменный забор. На участке рос пышный шиповник, многолетние цветы самых разных сортов и особенная гордость деда – дерево платан. Широченный ствол, огромные раскидистые ветви и невероятно густая крона, отбрасывающая тень на дом. На одной из веток по сей день висели качели, ее качели. Как же часто раньше Надя лазала по дереву, забиралась высоко-высоко, но дедушка не ругал. По его мнению, девочка должна была уметь две вещи, первое – соблазнить самого красивого мальчика, второе – не свалиться с выбранной высоты. Теперь-то все в прошлом и свалиться с высоты ей больше не грозит.

Надя расплатилась с таксистом, вытащила из багажника небольшой чемодан и только хотела сделать шаг в сторону калитки, как вдруг из-за поворота вырулил квадроцикл, а за ним второй. Первый притормозил в паре метров от девушки. За рулем четырехколесного монстра сидел молодой мужчина с очень яркой внешностью – смуглый, кудрявый и с золотым кольцом в ухе. А это уже что-то новенькое. Данных господ в деревне раньше не встречалось. Интересно, давно они здесь осели? Или проездом?

Незнакомец так и замер, глядя на Надю.

И чего пялится? Как говаривали в старом советском фильме, цветы на ней не растут:

- Доброго дня, чаюри! – отмер черноволосый жеребец и улыбнулся, хотя улыбка скорее походила на хищный оскал. – Таких красавиц я еще не встречал. Не желаете с нами на озеро?

Благо, тут подсуетился таксист:

- Ты, брат езжай куда ехал. Заждались тебя, поди, сотоварищи. А девушку не смущай.

- За брата спасибо, отец, но я обращался не к тебе, - и глаза его точно вспыхнули алым светом, отчего Надю аж передернуло. – Так, что скажешь? – снова обратился к ней.

- Нет, благодарю, - замотала головой.

- Ну, как знаешь.

И квадроциклы сорвались с места, оставив за собой лишь столб пыли.

- Жили, не тужили и на тебе, - пробубнил таксист, - понаехали.

- Давно они здесь?

- Месяца два. Стройку ведут. Туризмом, видите ли, решили заняться.  В большой бизнес подались. А ты, дочка стороной их обходи, не соглашайся, если куда звать будут. Ладно. Поехал я. Хорошего тебе отдыха.

- Спасибо, - улыбнулась на прощание.

И когда машина тронулась, Надя поспешила во двор.

Она поднялась по ступенькам, крыльцо здесь было высокое, лестница довольно крутая, но зато имелась небольшая веранда под козырьком. Затем вставила ключ в замочную скважину, повернула ровно два раза, главное, не крутануть третий раз, замок тогда заклинит, и пиши, пропало.

Внутри царил уют, было тепло, видимо, дом еще не понял, что хозяина больше нет. Георги верил в некий дух, который обитает в жилище, мол, дух этот поддерживает ту самую особую атмосферу. Выходит, дух еще здесь.

На завтра была запланирована поездка в город к нотариусу и посещение кладбища, а сегодня можно всецело насладиться родными стенами, проникнуться волшебством, окунуться в прошлое. Вдруг телефон зазвонил – родители на связи.

- Привет, мам, - Надя подошла к щитку, включила электричество. – Все хорошо. Ага, завтра в город. Да, знаю я. Что ты переживаешь? Словно первый раз отпустили меня из дому. Папе привет! Ну, все. Давай.

День прошел в хлопотах, Надя навела порядок, разложила по местам свои вещи, сбегала в ближайший магазинчик, где купила продуктов. Цены, к слову, тоже выросли, все из-за туристов. Потом приготовила ужин.

Сумерки опустились на землю незаметно, просто в какой-то момент Надежда посмотрела в окно, а там темно. В это время дедушка всегда варил кофе, потом садился на диван, доставал книгу и ждал внучку, чтобы прочитать очередную сказку. Но теперь все в прошлом. Однако девушка решила заглянуть в комнату Георги. Если и продавать дом, то все самое ценное памятное надо забрать.

И не успела включить свет, как с улицы донесся рев моторов. Надя осторожно подошла к окну, выглянула из-за шторы. Снова эта гоп-компания на квадроциклах. Какие же они все-таки шумные, вечно орут, песни поют. Но что поначалу удивило, а следом испугало Надю, так это то, что один из водителей, видимо тот самый, утренний опять остановился напротив ее калитки, после чего слез с квадроцикла и зашел во двор. Бедняжка тогда дышать перестала, а сердце забилось с запредельной скоростью. Да что ему нужно? Мужчина в свою очередь втянул носом воздух. И уже собрался подняться на крыльцо, как его окликнули:

- Да брось ты, Даян! Поехали! Сдалась она тебе!

Тогда он постоял еще с минуту и все-таки пошел прочь. Надя же наконец-то смогла вдохнуть. Ужас какой! Не успела приехать! Раньше деревня славилась тишиной и покоем. Видимо, мама права, дом придется продать, ибо покоя здесь больше не будет.

Когда перевела дух и немного успокоилась, занялась-таки вещами дедушки. У подножья кровати стоял большой сундук, доставшийся Георги еще от отца. И как раз в нем дед хранил все самое дорогое сердцу.

- Ну-ка, посмотрим, - Надя подняла тяжелую крышку. И надо же, из недр сундука выпорхнули две моли. – Пшли отсюда, - замахала рукой, - надеюсь, ничего не сожрали.

Но те сожрали, по крайней мере, очень постарались. Дедушкины шерстяные носки превратились в решето. Помимо носков, разных старых журналов и газет, которые дед выписывал с незапамятных времен, в сундуке хранились его рукописи, лежали они в двух толстенных папках. Здесь были и зарисовки, и начатые, но не законченные рассказы, и много-много заметок. Георги любил все подмечать, а потом записывать. Потому его сказки и были жизненными, настоящими, несмотря на волшебство. Надя достала одну папку и устроилась с ней на кровати. Почему-то дедушка питал особую любовь к драконам, в папке было столько картинок с этими сказочными созданиями. И летящими, и сидящими на утесе, и спящими, но особенно привлекали внимание драконы с земными девушками. Правда, девушки не выглядели особенно-то счастливыми.

Так и уснула. А драконы со страниц перелетели в сновидения. Наде приснился огромный красный дракон, он сидел вдалеке и внимательно следил за каждым ее движением. Ноздри зверя то и дело раздувались, активно втягивали воздух, а глаза вспыхивали алым светом. Вдруг он поднялся, набрал в грудь воздуха и полил все вокруг себя огнем, отчего Надя распахнула глаза. Слава тебе господи, пожара нет, драконов тем более. А за окном сияет яркое солнце. Сегодня должно быть жарко, как-никак, июль! На озеро бы сходить, искупаться. Но первым делом на кладбище, потом к юристу.

Девушка приняла душ, перекусила хлопьями с молоком и вызвала такси, все ж местное кладбище в десяти километрах от деревни.

Через час уже была на месте, отыскала могилу без труда. И когда возложила цветы, когда коснулась земляного холма, который еще не усел опасть, на душе стало легче. Дед отличался от стариков его возраста, он никогда не жаловался, не причитал и не боялся смерти. Хотя, жизнь любил. Наверно все-таки лукавил, что не боялся.

- Привет, дядо, - улыбнулась. - Приехала я, хоть и поздно, - присела на скамеечку. – Вчера вещи твои разбирала, - говорила тихо, чтобы не обращать на себя внимания. Вроде утро раннее, а народа много и это на кладбище, и в будний день! – нашла рукописи. Знаешь, у меня друг есть в Москве, он издать их хочет. Твои сказки все должны увидеть. А завтра я поеду к риелтору. Прости нас, но за домом смотреть совсем некому. Ты и сам всегда говорил, жилище пустовать не должно.

На кладбище провела без малого два часа, а потом отправилась в город. К нотариусу успела вовремя, Георги, оказывается, еще при жизни оформил дарственную на дом и участок.

- Итак, - юрист передал Наде пакет документов, - вам теперь осталось подать декларацию в налоговую инспекцию. На это у вас будет два месяца, но лучше не затягивать.

- Благодарю, - убрала папку в рюкзак.

- Пусть земля будет пухом Георги, - позволил себе улыбнуться нотариус, - я хорошо знал вашего дедушку. Светлый был человек.

- Да, он был именно таким, - испытала чувство гордости.

- Хорошего дня, Надежда Филипповна.

- И вам.

Завтра придется еще раз приехать в город уже для встречи с риэлтором.

А на обратном пути пришло смс от жениха. Буквально неделю назад Надя называла его  скромно «молодой человек», и вот, Женя сделал ей предложение. Последние полгода он осмелел, начал все чаще заговаривать о совместном будущем. Видимо из-за отсутствия интима между ними. Изголодался вконец. И Надя усмехнулась своим же рассуждениям. Пусть, пусть помучается. Не должна девушка доставаться мужчине легко. Хотя, затягивать тоже не есть хорошо. Женя славный парень, хоть и дурит иногда не по-детски, но если бы не дурил, было бы совсем скучно. Тогда Надя взяла телефон и быстро настрочила ответное сообщение Жене: «И я скучаю», а следом отправила селфи с поджатыми губками и грустными глазками. На что получила почти такое же фото от него. Эх, все-таки хороший у нее Женька. Если бы не  его практика, они бы приехали сюда вместе. Но, увы…

Когда въехали в деревню, Надя попросила остановить у магазинчика. Жутко хотелось пить. К несчастью, поздно заметила, что у входа собралась компания из вчерашних архаровцев.  Пришлось сделать вид, что не узнала одного из них, зато он ее тут же признал.

- О! Привет! – широко улыбнулся.

Сейчас он выглядел иначе. При костюме и галстуке, в ухе поблескивала гарнитура.

- Добрый день, - и скользнула в двери магазина.

Только вот мужчина зашел следом, из-за чего Надя начала нервничать. И чего прицепился? Мало что ли девушек вокруг?

- Извини, что вчера напугал, - встал рядом. - Пиво в голову ударило. Меня зовут Даян, - протянул руку.

- Приятно познакомиться, - хотела быстро пожать, да не тут-то было, он крепко вцепился в руку.

- Так, могу я узнать твое имя? – провел большим пальцем по ладони, заставив Надю окончательно растеряться.

До чего же наглый!

- Надя.

- Красивое имя. Русская?

- Да.

Наконец-то подошла ее очередь.

- Воды, пожалуйста. Без газа, - обратилась к продавщице.

- Вот, - женщина поставила на прилавок бутылочку БонАквы.

Вдруг рядом с бутылкой появилась рука назойливого красавчика, он положил деньги.

- Это в знак моих искренних извинений, - блеснул кипенно белыми зубами.

Надя же схватила бутылку:

- Спасибо, - и поспешила на выход.

Однако мужчина снова нагнал:

- Надя, - коснулся ее плеча, заставив бедняжку вздрогнуть. Его прикосновение обожгло! В прямом смысле слова.

- Что вам от меня нужно? – резко развернулась.

- Да, ничего, - сразу осекся. – Просто познакомиться. Ты мне очень понравилась.

- Вы меня вчера первый раз в жизни увидели.

- А сегодня уже второй, - пожал плечами. – Так и бывает.

- Извините, но у меня есть молодой человек.

- Ясно, - и последовала натянутая улыбка, тогда как взгляд стал напряженный. – Что ж, хорошего дня.

- И вам.

Как добежала до дома, не поняла. Просто очнулась уже на крыльце. Больше всего на свете Надя не любила навязчивость. А этот еще бы чуть-чуть и руки начал распускать. Хотелось верить, что понял ее посыл правильно.

Остаток дня провела, сидя дома, хотя собиралась посидеть вечером в саду, полюбоваться красавцем деревом, звездами и горами. Но теперь ни о каких посиделках и речи быть не может. Пришлось запереться на все замки. Еще не хватало незваных гостей.

А на следующий день Надя снова отправилась в город. Погода обещала быть еще жарче и душнее, чем вчера, потому девушка надела легкий хлопковый сарафан, волосы сначала собрала в высокий хвост, а потом заплела этот хвост в косу. Все ж волосы ей достались от мамы, густые темные. И каждое лето Надя чуть ли не клялась себе побриться налысо, ибо под такой копной в жаркое время никакого спасенья не было.

По приезду первым делом посетила налоговую, подала декларацию, потом уже направилась к риелтору, благо контора располагалась на соседней улице. А солнце палило нещадно. Ну вот, теперь еще и веснушками обсыплет всю. Надя зашла в прохладное помещение и аж выдохнула. Как же хорошо с кондиционером. И вообще, в городе значительно жарче, чем в деревне. Там горы, ветер, а тут пекло и раскаленный асфальт.

- Добрый день, - подошла к администратору. – Мне назначено на двенадцать. Титова Надежда Филипповна.

- Добрый день, сейчас, - девушка проверила запись. – Да, все верно. Скоро вас примут, проходите, садитесь, - указала на мягкий кожаный диванчик у двери в кабинет.

Надя опустилась на диван. И снова телефон зазвонил, снова мама. В этот момент дверь соседнего кабинета открылась и оттуда вышли двое. Один из мужчин резко остановился, уставился на Надю, она и не заметила их, вовсю щебетала по телефону, а параллельно чесала коленку.

- Романо? – обратился к нему второй. – Мы идем, нет? Машина уже на месте.

- Сейчас, - отмахнулся от него.

Он смотрел на девушку, смотрел. Вдруг встрепенулся и зашагал в сторону выхода. Но у самых дверей задержался. Из кабинета риелтора тем временем вышел клиент, тогда Надя быстро подскочила с места, засунула телефон в рюкзак и устремилась внутрь.

Ну, вот и все. Договор заключила, теперь остается ждать звонков. Первым делом участок предложат местному застройщику, и уж если он откажется, что вряд ли, будут показывать частным лицам. После риелтора отправилась в кафе, время как-никак обеденное.

Устроившись в уютном уголочке поближе к кондиционеру, Надя дождалась официанта и заказала себе плов, перцы фаршированные брынзой и большой стакан морса. Несмотря на жару, есть хотелось жутко, потому с большим удовольствием съела все до последней крошки, а сверху залила морсом. И только потом заметила мужчину, что сидел через три столика и как-то странно на нее поглядывал. Еще один! Как с цепи сорвались, честное слово. Хотя, чего собственно? Внешностью ее бог не обидел.

К счастью, странный господин быстро допил свой кофе и покинул заведение. В общем-то, и ей пора.  Надя вышла сытая, довольная, а еще уставшая. И сразу обнаружила такси в пяти метрах от здания, сам таксист сидел на капоте и зычно ругался с кем-то по телефону.

- Прошу прощения, - подошла к тучному мужчине. – Вы свободны?

- А? Что? – убрал сотовый от уха. – Да, да, свободен, - быстро отключил телефон. – Вам куда?

- Пирин.

- Хорошо, садись, красавица.

И Надя удобно устроилась на заднем сидении. Думала, ароматы в салоне будут витать малоприятные, судя по внешнему виду водителя, но нет. В салоне пахло яблоками и корицей. Таксист занял свое место, и машина тронулась. Однако спустя минут пять Надя ощутила сонливость. Еще через пару минут перед глазами все поплыло, и в какой-то момент свет померк.

Глава 2

Просыпалась тяжело, мучительно. Голова раскалывалась, в ушах гудело. Когда открыла-таки глаза, аж дыхание затаила. Это где она? Комната явно не ее. И что вообще произошло? Шестеренки в голове со скрипом закрутились. Так, ездила в город, была у риелтора, потом в кафе. А дальше? А дальше туман. Хотя, скоро сквозь этот туман проступили воспоминания. Дальше было такси и предположительно путь домой. Только вот она не дома!

Надя осмотрелась. Богатый интерьер, много мебели, несмотря на не сказать, что уж очень большое помещение. В комнате царил полумрак. Шторы то и дело раздувались от ветра, точно паруса, и в комнату сразу пробивались солнечные лучи. Ага… значит, сейчас день! Девушка не без труда сползла с широкой низкой кровати и, пошатываясь, подошла к окну. Каково же было удивление, когда обнаружила за плотными шторами не окно, а стеклянные двери, что вели во двор с большим бассейном, до которого было всего-то метра три.

- Какого черта? – сорвалось с губ.

Как она здесь оказалась, а главное, у кого? И что произошло после того, как она села в машину?

- Доброе утро, - раздалось за спиной.

Бедняжка вздрогнула и тотчас развернулась. После яркого солнечного света не получилось сразу рассмотреть лицо мужчины, что стоял в дверном проеме.

- Д-д-доброе… - начала заикаться, с ней такое случалось в моменты сильного стресса. – Где я? Кто вы?

- Меня зовут Романо, - вышел чуть вперед. – Ты в моем доме.

- А почему я в вашем доме?

- Потому что мне так захотелось, - произнес с ухмылкой.

Вдруг глаза незнакомца вспыхнули красным. Это что же? Ей снова показалось? Или на самом деле его глаза стали красными?

- Я н-н-не понимаю вас…

- Ничего, скоро поймешь. Прими душ, приди в себя. Через пятнадцать минут за тобой придут и проводят в столовую. Там я тебе все объясню, Надя.

А девушка вконец опешила. Так и стояла, пытаясь сообразить, что к чему, но бесполезно, тогда направилась к двери, на которую указал незнакомец. Там была ванная комната с огромной, нет, огромнейшей душевой кабиной, которая представляла собой метра три кафеля, огороженного стенками из каленого стекла. Надя сняла с себя сарафан, белье и зашла в кабину. Только тут и смесителя-то не было, вместо оного электронная панель на стене. Вскоре Надя разобралась и нажала на кнопку «вкл» и сразу же сверху, подобно дождю, полилась теплая вода. Уже после Надя «плюсиком» сделала ту горячее. Притом действовала на автомате, ибо в голове творился хаос. Кто? Зачем? Почему? Ну, не похитили же ее, в самом деле?

Горячая вода и ароматный гель для душа более или менее помогли прийти в себя. Надя покинула ванную комнату, полная уверенности и желания поскорее во всем разобраться и отправиться домой. Через пять минут как раз пожаловала, очевидно, горничная.

- Баро Романо ожидает вас, - смерила взором черных глаз гостью.

- Да, хорошо.

Женщина проводила Надю не просто в столовую,  а на открытую веранду со стеклянным столом по центру, сервированным на двоих. На столе уже стоял графин с соком, чаша с фруктами, кофейник.

- Присаживайтесь, - подвела девушку к стулу.

Когда горничная удалилась, Надя с опаской огляделась. Хозяин дома появился спустя пару минут. Вот сейчас его удалось рассмотреть. Статный, молодой, до тридцати точно, смуглый, черноволосый и черноглазый. В правом ухе у него поблескивало золотое кольцо. Странно, недавний знакомый был той же национальности.

Мужчина сел за стол напротив Нади, разлил по стаканам сок.

- Пей, - пододвинул ей стакан.

Надя с трудом сделала глоток.

- Вижу, ты в растерянности. Так что, не буду ходить вокруг да около, - откинулся на плетеную спинку кресла. – Я выбрал тебя, Надя. И ты будешь жить здесь со мной ровно месяц, потом я тебя отпущу.

- В смысле жить с вами?

- В самом прямом смысле, сладкая, - блеснул белыми зубами. – Будем спать вместе, развлекаться, получать от жизни удовольствие. Уж как ты, не знаю, а я так точно.

- Я вообще ничего не понимаю. Это шутка?

- Нет, - налил себе кофе. - Никаких шуток, все очень серьезно, - а сам расплылся наглой улыбкой.  

- Почему я?

- Потому что тебе не повезло родиться такой красивой и крайне сексуальной. Но ты не переживай, я не маньяк, не садист. Тебе будет со мной хорошо, как, надеюсь,  и мне с тобой.

- Но зачем?

- Так распорядилась судьба. Единственно, хочу предупредить сразу, чтобы потом не было криков и воплей. Я честный рома и если будешь делать все, о чем прошу и как прошу, отпущу, еще и денег дам, но если будешь долго и упорно ерепениться, убью, причем весьма неожиданным для тебя способом.

И Надя вмиг побелела. Она еще не успела толком загореть, потому цветом лица сейчас слилась с цветом сарафана.

- Радует, что ты меня услышала. Сегодня вечером я приду к тебе, подготовься… морально. Да и физически. Я люблю гладких кошечек, поэтому весь мех долой, если таковой имеется. Волосы, кстати, собери в высокий хвост, тебе идет, да и держаться за такой хвост удобно.

- Вы сумасшедший, - кое-как выдавила из себя.

- Нет, сладкая, просто у меня очень много денег. И я могу себе позволить украсть одну маленькую конфетку, насладиться ее вкусом, а потом выплюнуть обратно в фантик, - залпом выпил огненный кофе. -  И еще, попытаешься сбежать, поплатишься. Участок охраняют очень злые доберманы и не менее злая охрана.

- Меня будут искать.

- Конечно будут, но не найдут, - пожал плечами. – А будешь себя хорошо вести, позволю позвонить семье и успокоить, позже. Для начала мне нужно понять, насколько ты хороша в постели, - затем поднялся, - в общем, завтракай, гуляй, принимай солнечные ванны, а ровно в восемь вечера, чтобы была в своей спальне.

И удалился. Надя же сидела, ни жива, ни мертва. Тот глоток сока, что она сделала, резко запросился обратно. Ее похитили в сексуальное рабство! Какой-то богатый психопат решил порезвиться. Только вот статистика показывает, из такого плена живыми возвращаются единицы. В этот момент вспомнился мужчина, что наблюдал за ней в кафе. Пасли, выходит… От горестных мыслей отвлекла горничная, она принесла завтрак. Оладьи с разными джемами и сырное ассорти. Женщина составила все с подноса, после чего, молча, удалилась. Но о каком завтраке может идти речь? Тут впору бежать и биться головой об стену.

А вот и осознание случившегося пришло, отчего Надю начала бить мелкая дрожь, стало резко холодно, несмотря на жару под тридцать градусов. Что же теперь будет? Неожиданно ей на плечи опустился палантин, все та же горничная постаралась. Несчастная тогда закуталась и точно окаменела. Приехала, называется. Никогда бы не подумала, что с ней может произойти подобное. Почти все детство провела у деда, места здешние как родные. Люди всегда отличались добродушием и приветливостью. И ладно бы в Софии где, а это в Банско, небольшом курортном городишке, где все у всех на виду, где безопасность туриста превыше всего.

- Поешьте, - донеслось спустя полчаса. – До обеда придется ждать еще пять часов.

Надя покосилась на женщину.

- Вы думаете, это возможно? – пролепетала со слезами на глазах.

- Иногда надо себя заставить, - а на лице не появилось ни одной эмоции.

И Надя на автомате съела один блинчик, из-за шока ни вкуса, ни запаха не почувствовала, словно кусок поролона прожевала. Даже запить пришлось, ибо в горле все застряло. После самого ужасного завтрака в ее жизни поднялась, как-то растерянно огляделась.

- Куда желаете пойти? – дама в униформе сделала шаг ей навстречу.

- В комнату. Если можно.

- Хорошо, идемте. Я вас провожу.

Девушка добрела до спальни, дождалась, когда горничная-истукан покинет ее и уже позволила себе расплакаться.

В это время в комнате отдыха на полукруглом диване заседал хозяин дома и беседовал по телефону:

- Я нашел себе подходящую чаюри, - произнес с легкой ухмылкой.

- «И кто она?» - послышался низкий суровый голос на другом конце.

- Туристка полагаю. Хорошенькая. На месяц мне ее будет достаточно.

- «Я, конечно, не одобряю твоего решения воспользоваться правом трех месяцев. Семья будущей жены тоже»

- Это разрешено законом.

- «Знаю, что разрешено, потому никто тебе и не запрещает, но поступил ты опрометчиво. В наших кругах это, по меньшей мере, неприлично по отношению к невесте и ее семье»

- Я, между прочим, еще и не видел ее, - скривился сразу.

- «Поверь мне на слово, она хороша. Ты же просил красивую. А Патрина очень красивая. И, собственно, зачем я тебе звоню.  На следующей неделе состоятся смотрины. Как раз и познакомитесь, она ждет не дождется. Что до твоей туристочки, постарайся ей не навредить, не марайся в крови накануне свадьбы, примета плохая»

- У меня еще будут как минимум две такие, так что…

- «В общем, я свое слово сказал, дальше сам думай, Романо»

- Пока, дад.  

И они разъединились.

- Вера? – Романо заметил горничную. – Подойди.

- Да, бар Романо?

- Как она? Поела?

- Самую малость.

- И где сейчас? Что делает?

- К себе отправилась. Плачет, наверно.

- Ну, пусть поплачет. Женщинам только дай повод.

- Что-то еще? – она и на хозяина смотрела абсолютно равнодушным взглядом.

- Нет, можешь идти.

Что ж, сегодня его ждет очень интересный вечер. Хорошо, если девчонка еще и сопротивляться будет, это дико заводит. Перед свадьбой надо нагуляться, как следует, претворить в жизнь все самые смелые фантазии, а то потом с дочери отцовского партнера придется пылинки сдувать и выслуживаться перед тестем, чего Романо не любил, но деваться будет некуда.  Общий бизнес накладывает свои ограничения.

А Надя проплакала несколько часов кряду, нос опух, губы опухли, глаза напоминали глаза лемура. И когда уже силы закончились, она просто отключилась, уснула мертвым сном. Да и проснулась странно, словно по приказу, сразу подскочила, принялась осматриваться. Опять эта комната, в которой снова полумрак, но по зажженному светильнику, что стоял на консоли, стояло ясно, уже вечер или ночь. Это же скоро должен прийти подонок! Надю аж передернуло, а кожа покрылась мурашками от холода, волной прокатившегося по телу.  А еще она начала активно искать глазами будильник. Урод сказал в восемь! Который сейчас час?

Голова тем временем гудела жутко, дома бы уже аспирин приняла, но тут остается только душ. Контрастный! Иначе головная боль рисковала перерасти в мигрень. Надя пошла в ванную, а когда забралась в душевую, так и застыла, глядя на стеклянную полочку, на которой стояли гели с шампунями, а рядом с ними лежала бритва. Тогда-то вспомнила про пожелания ублюдка. И машинально глянула вниз. У нее были волосы на лобке, всегда были, но только на нем и в виде ровного треугольника. Мода на «сфинксов» давно уж прошла. Да и просто Наде не нравилось, один раз убрала все и мучилась потом раздражением. И вообще, с какой стати она должна потакать этой сволочи? Нет…

После душа голове стало полегче, по крайней мере, за мигрень можно было не переживать. Главное, не затягивать с болью, скорее купировать. Девушка вышла из кабины, а за ней вырвались клубы пара, и в ванной сразу сработала вентиляция. Только вот полотенца не нашлось и Надя, прикрывшись сарафаном, отправилась в комнату, мало ли, может в комоде что-нибудь есть.

Каково же было удивление, когда обнаружила у стеклянных дверей  хозяина дома. Он стоял к ней спиной, смотрел на улицу, ибо шторы раскрыл полностью, еще и светильник выключил. Теперь помещение освещал разве что лунный свет.  

- Восемь часов, сладкая. Даже, - глянул на наручные часы, - восемь пятнадцать, - и развернулся.

А она просто чудо. Куколка. Длинноногие дылды ему никогда не нравились, тогда как миниатюрные самое то, но главное, чтобы пропорциональные, морковки каротельки ему тоже не нравились. У этой с пропорциями все просто замечательно. Стройные ножки, талия, неширокие бедра и главная женская достопримечательность – длинная изящная шея. На лицо тоже хороша. Черные брови, густые темные волосы, пухлые губы и слегка вздернутый нос. Хотелось верить, что дочь бизнес-партнера будет подобного типа.

- Убери-ка свое платьице в сторону, - ухмыльнулся.

Надя лишь попятилась к двери. Сердце так зашлось, что дыхание сбилось, в ушах появился звон.

- Ну же, конфетка… не бойся, - направился к ней.

- Не подходи! – взвизгнула.

- Так, я уже подошел, - схватил ее за талию. – Иди сюда, - подтащил бедняжку к кровати и швырнул на матрас.

Сопротивление – это прекрасно, охотнику важно сопротивление. Оно заставляет бурлить кровь.

Надя не успела отползти, как негодяй оказался над ней, вырвал из рук сарафан и отбросил куда подальше. У нее и грудь то, что надо. В ладонь точно поместится.

- Так, - сел ей на ноги, - что это? – накрыл пальцами лобок, отчего Надя зажмурилась, вцепилась в простыню. – Я, кажется, говорил, - принялся поглаживать треугольник, - что не люблю, - и неожиданно ощутил всплеск желания, из-за чего в кровь поступила раскаленная эссенция, а когда слегка потянул за волоски на лобке, у самого в паху моментально произошли изменения. – Хотя, сегодня так и быть, переживу.

- Пожалуйста, - зашептала сквозь слезы, - отпустите…

- Желание дамы закон, - слез с несчастной, но лишь для того, чтобы развести ее ноги в стороны.

Надя закрыла лицо руками, грудь ее часто прерывисто вздымалась, ноги уже начали дрожать. А его это еще сильнее раззадорило. Страх жертвы – смысл охоты!

- Начнем с приятного, - произнес низким гортанным голосом. – Но, учти, будешь брыкаться, отшлепаю так, что на попку не сможешь сесть.

Мужчина устроился у нее между ног, и Надя сейчас же ощутила не просто горячее, а огненное дыхание на внутренней части бедра, затем легкое касание его губ и тоже горячих, слишком горячих. Он же накрыл пальцами волосы на лобке.

Для начала Романо вдохнул ее аромат. Пахнет она вкусно.

- Расслабься, Надя, - натянул кожу пальцем, оголив клитор, и подул на него. – Тебе будет хорошо, если перестанешь бояться.

Но когда она поняла, что урод вот-вот коснется ее там, инстинктивно уперлась ногой ему в плечо и оттолкнула от себя, после чего подскочила и хотела выскочить на улицу, но не успела. Романо схватил за талию одной рукой, и через минуту она снова лежала на кровати.

- Вот, значит, как?

А Надя так и открыла рот в попытке закричать, но голос резко пропал. У него глаза покраснели, в них точно пламя заплясало, на теле проявились огненно-красные вены, словно по ним лава растеклась, но никак не кровь. Мужчина навалился на нее всем телом, схватил за горло:

- Не зли меня, конфетка. Видишь ли, какое дело, я не человек, и злить меня опасно для жизни и здоровья. Если кое-кто внутри меня придет в бешенство, от тебя останется горстка пепла. А я этого очень не хочу. Поняла?

На что Надя закивала, его тело жгло, пусть и не сильно, но довольно ощутимо.

- Молодец, - и глаза начали постепенно темнеть. – Тогда продолжим.

Наконец-то он слез с нее. Что же здесь за чертовщина творится? Кто он такой? Что за тварь? А Романо стало неприятно, не ожидал, что внутренний зверь так категорично отреагирует на, по сути, игру в догонялки. Показать девчонке себя намеревался, но позже. А еще в носу так и стоял ее запах, из-за чего то и дело сознательное переплеталось с бессознательным, с инстинктами. И когда опять спустился вниз, когда очередной раз втянул носом аромат этой самочки, зверь затаился в ожидании продолжения.

И губы мужчины коснулись нежной кожи, следом Надя ощутила язык, что проник в складки, затем медленно пополз вверх. Горячая ладонь этой нечисти легла на живот и скоро внутри стало жарко, а его язык тем временем уже вовсю обхаживал клитор, сменяясь губами, которые то и дело захватывали кожу, оттягивали. Надя могла лишь часто дышать и впиваться пальцами в простыню, двигаться боялась. А еще больше боялась его второй руки, ибо один из пальцев той сейчас активно массировал вход во влагалище. В какой-то момент он надавил на вход, Надя же вскрикнула от боли и дернулась.

- Не понял, – сразу прекратил все ласки, после чего раздвинул складки и всмотрелся внутрь. - Ты девственница что ли?

- Д-да, - кое-как выдавила из себя.

- Неожиданно, - отстранился от нее, а спустя пару минут заговорил – Что ж, в таком случае обойдемся сегодня малой кровью. Но внутри тебя я все равно побываю, - блеснул белыми зубами. – Слишком уж ты сладкая, конфетка.

И почему его совсем не огорчил сей факт? Была на памяти одна девственница, еще в юности, ничего хорошего. Сплошные писки, визги и никакого удовольствия. Так больно, тут плохо, здесь обидно. Тогда и зарекся больше с ними не связываться. С бывалой куда интереснее. И прелюдий лишних не надо, два пальца в вагину засунул, поработал немного и она уже готова.

- Что ты собираешься делать? – вырвала его из воспоминаний.

- Сейчас узнаешь, - и тотчас припал губами к влажному телу.

Ласка возобновилась, но уже куда активнее, грубее. Он то принимался лизать, захватывая промежность, то просто впивался в складки. И вдруг спустился к входу. Надя почувствовала его язык, что прижался к плеве, надавил на нее. Но дальше случилось что-то необъяснимое, язык проник внутрь, на всю длину и начал касаться стенок. Спустя несколько минут этого безумия, тело ответило обилием смазки, а еще через некоторое время внизу живота возникла истома, тянущая, ноющая, вызывающая желание. Надя не понимала, что с ней творится, не понимала, что с ней творит он, не хотела этого навязанного возбуждения, однако оно росло и росло, набирало обороты.

- Хватит, - сорвалось с пересохших губ.

Только он и не думал прекращать. Его язык продолжал биться о стенки, скользить по ним, а когда касания сконцентрировались на задней, возбуждение достигло пика. Надя приподнялась на локтях и посмотрела на этого монстра. Романо сидел неподвижно, его губы были плотно прижаты к вагине, тогда как внутри творилась бешеная карусель. Но он все же посмотрел на девушку и смотрел до тех пор, пока она не запрокинула голову назад, пока не начала вся сжиматься и дрожать. Оргазм долго терзал ее сознание и тело, а Романо получил ее влагу и попробовал на вкус тот особый секрет, что выделяется именно с оргазмом. Да, девчонка невероятно вкусная и впереди у него еще много дней, чтобы насладиться ею как следует.

Когда отпустил ее, Надя уже просто лежала с закрытыми глазами, глубоко дышала, правда, по щекам текли слезы.

- Хороших снов, чаюри, - но прежде чем уйти, навис над ней, - посмотри на меня, - и она открыла глаза. – Раз уж ты у нас невинное создание, то я тебе дам неделю срока, чтобы попривыкла ко мне, к этому дому. А спустя семь дней возьму тебя, хорошо, если ты к тому моменту сама до всего дозреешь.

- Кто ты такой? – произнесла дрожащим голосом.

- Я большой крылатый и чешуйчатый, еще огнем плеваться умею, - усмехнулся. – Не волнуйся, придет время, и я покажу тебе свое истинное лицо. А сейчас сходи-ка в душ и ложись спать. Захочешь поужинать перед сном, - взял ее за руку, выпрямил указательный пальчик и коснулся им до кнопки, что располагалась на стене слева от кровати. – Нажми сюда. Вера все принесет.

И удалился, а Надя, несмотря на бессилие, сползла с кровати и поплелась в душ. Надо отмыться…

Под водой простояла час, намыливалась и намыливалась, почти весь гель истратила, но продолжало казаться, что грязная. В слюнях этого подонка.  Выключила воду только когда ощутила нехватку воздуха. Слишком много пара скопилось, из-за чего стало душно. Зато в комнате царила ночная прохлада. Надя подошла к стеклянной двери, сдвинула ее в сторону и сделала глубокий вдох. Запах гор, да… здесь пахнет горами и хвоей. Голова тогда просветлела, сразу после чего пришло осознание – она угодила в руки к чудовищу. Как же теперь мама, папа? Наверняка обзвонились, с ума там сходят. А Женька? Они ведь запланировали свадьбу на начало осени. Решили не устраивать пышного торжества. К чему тратить такие деньги на банкеты и лимузины, когда лучше потратить, например, на путешествие. Хотели отправиться в Рим или в Париж на недельку. И что же теперь?

Бедняжка вышла на улицу, плитка под ногами все еще была теплая. Впереди мерцал бассейн. Надя осторожно приблизилась к воде, села на самый край бассейна, потом уж опустила ноги. Вода тоже теплая, даже очень. Господи, что ее ждет в этом месте? Есть ли шанс вернуться домой живой?

Девушка смотрела на подрагивающий в водном отражении месяц, слушала шелест листьев акации и магнолии, стрекот насекомых, что затаились в пышных кустах, а на душе было настолько погано, настолько горько, что хоть топись. Надя сжимала кулаки, стискивала зубы, переживая ярость и отчаяние. Неужели совсем нет выхода?   

Вдруг до ушей донесся треск, а спустя минуту, с крыши упал кусок черепицы, Надя тут же повернулась на шум, задрала голову, и в груди моментально закончился воздух. На коньке сидело нечто огромное черное с горящими глазами.

Это стало последней каплей на сегодня, Надя просто закатила глаза под лоб и рухнула, благо, в воду.

Теплая вода приняла миниатюрное тело в свои объятия, но не успела Надя достичь дна, как ее схватила здоровенная когтистая лапа и вытащила из бассейна. Существо опустило девушку на пол, постаралось осторожно, а мгновением позже ее уже взял на руки мужчина и внес в комнату.

- Слишком ты впечатлительная, конфетка, - уложил в кровать. – Ну, ничего. Освоишься.

И принялся снимать с нее мокрый сарафан, когда же стягивал ткань с груди, аж желваки на скулах заходили, а член колом встал. Все-таки свою порцию удовольствия он так и не получил сегодня. Вот бы сейчас… все равно девчонка в полной отключке, даже не почувствует, тогда как завтра проснется уже полноценной женщиной.

Романо склонился к груди девушки, захватил губами сосок и слегка оттянул, после провел по нему языком, втянул в рот, затем проделал то же самое со вторым. Руки же инстинктивно легли на прохладные влажные бедра. Надо срочно вдохнуть ее запах, надо ощутить вкус, иначе зверь внутри не даст покоя, и так с ним пришлось бороться полночи, и пока не выпустил на волю, тот не успокоился. Романо больше не смог терпеть, он задрал ей ноги вверх, прижал их к животу, а языком нырнул в складки. Скоро язык изменился, вытянулся и раздвоился на кончике, тогда снова ввел его в крошечное отверстие в плеве. А Надя сквозь сон застонала, заерзала и Романо прекратил. Еще очнется… Уж лучше пусть спит, на сегодня ей достаточно.

Однако уходить не хотелось, и он дотронулся пальцами до девичьих губ. Целоваться с ней тоже должно быть вкусно. Но поцелуй слишком эмоциональное действо, поцелуй – это всегда отдача, всегда обмен, а не простое облизывание друг друга. Так что, поцелуи с ней ни к чему. А вообще, странно устроена психология, как лизать вагину или член – это всегда пожалуйста, а как поцеловать в губы, так сразу куча сомнений и предрассудков. Но старые драконы вбили в голову, что поцелуй – высшая степень доверия, лояльности и благоговения. Жуть, как пафосно, но с другой стороны, красиво, сакрально что ли.

Романо шел в направлении своей спальни и размышлял. Куколка славная. С такой развлекаться одно удовольствие. И даже хорошо, что девственница, он сможет натренироваться на ней как следует, женушка-то будет тоже невинная и первая ночь должна будет пройти максимально безболезненно. Но вот следующую чаюри подыщет однозначно «откупоренную». Всего хорошо в меру.



[1] девочка

[2] красный

 
21.01.2021 15:29

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!