Рубрикатор

Жена для злого Санты (18+)

Жена для злого Санты (18+)

Глава 1

Лиза торопилась на работу. Обычно смена начинается в десять, но сегодня начальство сказало приехать к девяти. А все потому, что в магазинчике подарков «Безделушки от болтушки», где она трудится продавцом вот уже второй год, меняется власть. В права владения вступает сын хозяйки. Персонаж малоприятный, но выбирать не приходится.

А снег в этом году выпал рано, правда, к обеду уже растает, но пока есть возможность насладиться белизной и морозной свежестью. Лиза всегда любила зиму, причем настолько, что с удовольствием бы жила где-нибудь в горах, где снег не сходит круглый год. Но, увы и ах… В Москве тоже неплохо. Здесь она родилась, здесь получила художественное образование и здесь же осознала, что не быть ей известным иллюстратором. А все потому, что рисовать предпочитала только то, что нравится самой, оказалось, под заказ работать не способна вообще. Когда была жива мама, каждый день уговаривала дочь получить высшее образование, но Лиза не рискнула тратить  целых пять лет жизни на учебу. Девушку все устраивало. Пассивный доход от размещенных на стоках иллюстраций, плюс работа продавцом, да не абы где, а в магазине подарков. После смерти мамы, работа в магазинчике и общение с людьми буквально вернули к полноценной жизни.

До метро оставалось каких-то метров десять, но тут Лиза наступила на замерзшую лужу, и нога предательски поехала:

- Ёбушки-воробушки! – вскрикнула несчастная и растянулась звездой на тротуаре.

Когда голова соприкоснулась с твердой поверхностью, свет выключился. Однако мрак скоро рассеялся. Лиза все видела, все слышала, но вот беда, пошевелиться не могла. Лежала она на кровати, вокруг царил полумрак, ветер завывал, и до чего холодно было. Вдруг справа от нее метнулась тень, потом снова и снова. Лиза только и успевала следить взглядом за этой жутью.

- Что происходит? – пролепетала чуть слышно.

В этот момент тень зависла над ней, а Лиза увидела глаза. Ярко-голубые, холодные. В прямом смысле холодные, с длинных черных ресниц аж снежинки сыпались ей на лицо и тут же обращались водой. Одна снежинка угодила в нос, отчего девушка чихнула, а жуткие глаза тогда стали еще ярче, еще холоднее, но что еще хуже, Лиза ощутила ледяное прикосновение. Под кофточкой! У самой груди! Затем послышался голос:

- Скоро… уже совсем скоро, Лизавет.

- Вы кто-о-о-о? – протянула шепотом.

Однако вместо ответа ей прилетела оплеуха, за оной еще одна и еще.

- Эй, хватит! – зажмурилась. – Хватит меня избивать!

Полумрак тем временем начал рассеиваться.

- Девушка! Очнитесь! – раздалось довольно громко.

И Лиза приоткрыла глаза. Ох, слава тебе Господи! Мир родной. И пахнет метро. Девушка осмотрелась, рядом стояла бабушка с внуком, мамаша с коляской, а прямо над ней навис парень. Толстый такой, с очень-очень серьезными проблемами с кожей лица, прыщ на прыще.

- Вы как? – подал бедняжке пухлую руку.

- Вроде живая, - села для начала, а потом уж поднялась.

- Голова не болит, не тошнит? Перед глазами не двоится? – а парень прямо-таки осмелел, под руку подхватил, пуховик отряхнул, особое внимание уделил попе.

- Спасибо, спасибо, - кое-как выкрутилась из его рук. – Уже все хорошо.

- Уверены? Может, вас до дома проводить?

Вот же прицепился.

- Нет, спасибо, - натянуто улыбнулась. – Благодарю, что оказали помощь, но мне пора.

- Вы же в метро? И я в метро. Можем вместе.

Да что такое?! Лиза предприняла последнюю попытку. А точнее, просто сорвалась с места и помчалась к лестнице. Парень же, слава Союзу художников, остался стоять.

Но когда ехала в вагоне, не по своей воле прижавшись к спине мощного мужчины, вспоминала ярко-голубые глаза. Вроде сон или бред, но до чего ощущения были реальные. И холод ужасный, пробирающий до костей холод. Лиза даже поежилась, хорошо мужчина позади был теплый, мигом отогрел.

На второй этаж торгового центра с учетом скорости эскалатора буквально взлетела. А в магазинчике уже хозяйничал новый хозяин.

- Доброе утро, Роман Петрович, - вошла Лиза.

- О!  Какая пунктуальность. Я просил, когда прийти?

- В девять, - закусила губу.

- А сейчас сколько? – развернул к ней циферблатом будильник в форме кота Гарфилда.

- Девять сорок, - и вжала голову в плечи.

- Надеюсь, больше такого не повторится. Сейчас, знаете ли, кризис. Банкротятся банки, закрываются компании. Безработных с каждым днем становится все больше. Так что, труда не составит найти более пунктуального продавца.

Да божечки-ежечки, это говорит хозяин павильона размером шесть квадратных метров, расположенного максимально далеко от лифта и эскалатора, торгующего товарами, которые ему поставляют рукодельницы в декрете. Его мать хоть и была вечно страдающей по любому поводу женщиной, но работалось с ней комфортно. Она приходила, пила кофе, ругала весь белый свет и уходила. А вот ее Ромочка с лысиной как у пресвятого аббата походу настроен серьезней некуда.

- Итак, - хозяин встал напротив Лизы, сейчас их разделял прилавок. – У меня очень много планов, я хочу наладить полноценный бизнес, разрастись.

Куда уж дальше разрастаться, подумала девушка, глядя на его джинсы, что разошлись в районе молнии, и та теперь задорно поблескивала, намекая на то, что пора заканчивать жрать фастфуд.

- И что же вы хотите сделать?

- Начнем с малого. Новый год на носу, пора украсить магазин. Еще я сговорился с двумя частниками и уже завтра они привезут елочные игрушки. Дальше, - осмотрелся, - надо устроить перестановку. И мастер классы! Мы будем проводить мастер классы для всех желающих. Вязание игрушек, разукрашивание елочных шаров.

- Роспись, - перебила.

- Что, простите?

- Роспись елочных шаров.

На что Роман скривился:

- В общем, вы займитесь сегодня украшением магазина.

- Хорошо, как пожелаете.

На самом деле Лиза порадовалась в душе. Она обожала подготовку к Новому году, причем именно подготовку. Уже скоро все витрины будут сиять разноцветьем огоньков, на площадях и у торговых центров появятся елки, по телевизору будут крутить рекламные ролики, где Урганты со Светлаковыми и Нагиевыми заскачут в красных колпаках, вещая о невероятных скидках.

Квартиру, что досталась от мамы, Лиза всегда украшала за месяц до праздника. У нее даже была маленькая железная дорога, которую девушка собирала на широком подоконнике. Поезд с подсветкой так мило нарезал круги, периодически издавая гудки.

В столь приятных мыслях Лиза взялась за дело. Через полчаса на прилавок встала елочка, вторая побольше заняла место у входа. И настала очередь игрушек, девушка вытащила из коробки красный шарик, аккуратно повесила, затем достала синий с витиеватым золотистым узором. Но взгляд точно прилип к этому шару. В отражении Лиза видела себя, но чем дольше смотрела, тем начинала больше видеть. Или додумывать. И через минут пять в синем полупрозрачном стекле узрела жуткие глаза, тогда же чуть шар не выронила.

- Вот блин, - поспешила убрать его обратно в коробку. –  Видимо хорошо я головой приложилась.

Так и прошел рабочий день. Без покупателей, но с сумасшедшим всплеском энтузиазма Романа. Неужели он думает, что после его нововведений  кто-то кинется скупать вязаных котиков по полторы тысячи? Мечтатель!

Домой приехала в девятом часу. Не сказать, что очень уставшая, зато изрядно вытоптанная озверелой толпой в метро. Лиза выбралась из сапог, скинула пуховик, размотала шарф, потом сняла «уши». Да-да, она носила меховые наушники вместо шапки. А еще раздевалась вечно задом наперед. Нет бы, сначала снять уши, потом пуховик и уж под конец обувь. Но куда там, это слишком стандартно!

Лиза быстро поужинала, наведалась в душ, а после устроилась на разложенном диване перед телевизором. Но она не смотрела, телевизор работал просто для фона, девушка рисовала. На бумаге рождались заснеженные горы, леса, домики. Таких пейзажей в папке накопилось огромное множество, но Лизе нравилось снова и снова рисовать зиму. Сказочную зиму. Этот заснеженный мир жил в ее голове, в ее душе, а с помощью акварели можно было перенести мечту в реальность.

Спать легла довольная проделанной работой. И уснула быстро, однако через два часа пальцы Лизы дрогнули, сердцебиение участилось, на лбу выступила испарина. Причиной беспокойства стал кошмар. Ведь это был именно кошмар. Бедняжка оказалась опять в той темной комнате, на той самой кровати. Правда, сквозняка на этот раз не было, да и тени не метались. Но случилось нечто похуже. Ее начали раздевать. Лиза никого не видела, не могла пошевелиться, однако прекрасно чувствовала прикосновения. Кто-то задрал ночную сорочку до самой шеи.

- Надо проснуться, - зажмурилась Лиза, - это всего лишь кошмар. Больше не буду читать на ночь эротику и смотреть не буду. Обещаю!

- Это не сон, - раздалось в тишине.

- Сон! – выпалила, не на шутку разозлившись.

- Не сон, - вдруг ее перестали раздевать.

- А я говорю сон, - приоткрыла один глаз.

Сейчас же Лиза почувствовала, как рядом прогнулся матрас. Ой, и холодом сразу повеяло. Бр-р-р.

- Ты такая странная, - голос зазвучал не так властно что ли.

- Ущипните меня, пожалуйста.

- Зачем? – теперь в голосе появились нотки искреннего удивления.

- Я хочу проснуться.

Не прошло и секунды как ее ущипнули за, мать его, сосок! И так больно, что Лиза вскрикнула.

- Уф-ф-ф-ф, - обнаружила себя в любимой кроватке. – Все-таки сон.

Затем машинально накрыла ладонью правую грудь. И вот же, боль все еще чувствовалась. Наверно спала неудобно, пережала что-нибудь.

Нет, на самом деле, надо прекращать читать истории про властных героев с их любовью терзать юные тела губами, зубами, языками, плетями, ремнями и прочими шлепательными орудиями. Это сейчас воображаемый негодяй ущипнул за сосок, а в следующий раз за что ущипнет? Даже подумать страшно. Остаток ночи Лизе снился заснеженный лес, красивый такой. Она гуляла среди елей, а с веток на нее сыпался совсем не холодный снег.

Проснулась отдохнувшая, полная сил. О кошмаре и не вспоминала. Сны на то и сны, они могут быть ужасными, страшными, но главное, они всего-навсего плод воображения.

Скоро снова стояла за прилавком магазина. И снова ей докучал своими наполеоновскими планами Роман. Хотя, сегодня он чаще задавал вопросы. Нравится ли Лизе здесь работать? Чем она занимается вне работы? Есть ли увлечения. Вплоть до того, какое кино ей нравится. Тогда-то девушка и заподозрила флирт. Этот аббат в растянутых джинсах с ней флиртует! Вот это новости! А главное, между вопросами Роман нет-нет, да упоминал о том, что есть сотрудники, есть умельцы торгового дела, которые в случае чего, с удовольствием займут столь почетное место за прилавком «Безделушек». Вот же ехидна лысеющая!

- Лизонька, - ого, уже Лизонька! Смело. – А не хотите ли сходить в кино? Здесь есть кинотеатр.

- Благодарю за предложение, - изобразила улыбку, - но нет. У меня есть молодой человек.

Молодого человека, конечно, не было, но на нежеланных ухажеров мифический жених всегда хорошо действует. Как дуст на тараканов. И Лиза тотчас представила, будто перед ней стоит огромный тараканище в джинсах, шевелит так противно лапками, усами.

- Жаль, очень жаль, - произнес таракан, тьфу ты, Роман.

День сегодня тянулся долго, слишком долго. В магазинчик забрели целых три клиента и даже купили по сувениру. Хоть Лиза и мало понимала в организации бизнеса, однако одним вопросом все же задавалась. Как этот магазин в принципе держится на плаву? За счет чего? Арендная плата приличная, тогда как выручки практически нет. Но, зарплату платят и хорошо.

И чтобы не скучать, Лиза рисовала. Однако сегодня это был не лес, не горы, не зима. Это были ярко-голубые глаза, обрамленные ресницами, на кончиках которых поблескивали снежинки, а еще была темная комната с резной кроватью и балдахином.

А перед закрытием Роман нарисовался. Надо же! Зачем явился? Выручку проверить? В кассе его ждали аж две с половиной тысячи рублей.

- Все хорошо? – мужчина встал у прилавка. – Не устали?

- Все прекрасно. Вы сами закроете?

Лиза достала ключи.

- Да, сам. Можете идти.

Хозяин принял ключи, а Лиза пошла в крошечную кладовку за вещами. Когда же вернулась, обнаружила нечто непонятное. Роман закрыл магазин, опустил жалюзи до половины, свет погасил. Вместо основного освещения теперь горели ночники, один в форме гриба, второй – русалки. А на прилавке стояла бутылка вина, рядом с которой лежала коробка конфет.

- Это что такое? – Лиза начала нервно теребить шарф.

- Я подумал, нам не помешало бы познакомиться получше. Все-таки работать вместе, поднимать бизнес с колен, - и слащаво усмехнулся. – Мне мать рассказала, вы одна, без родителей. Сложно, наверно.

- Роман Петрович, у меня есть жених.

- И хорошо. Пусть будет, я не против.

- Откройте, пожалуйста, дверь.

- Ну что же вы, Лиза. Я порядочный бизнесмен, вреда вам не причиню. Давайте выпьем вина.

- Я не пью… вино.

Тогда Роман сделал пару шагов навстречу, а Лиза столько же от него и уперлась поясницей в прилавок. Но внутри девушки сейчас возник не столько страх, сколько гнев. Она положила руку на столешницу, принялась барабанить пальцами. Надо было срочно что-то придумать. Хоть этот негодяй и выглядит нелепо, но весит под сто пятьдесят килограмм, против Лизиных пятидесяти пяти.

- А давайте мы с вами поступим следующим образом, - заговорил мерзавец, - я сяду и полюбуюсь на то, как вы будете заниматься перестановкой товаров. Лучше, конечно, без кофточки.

И недобизнесмен попятился к стулу, что стоял сразу за ним. А на стуле, словно по волшебству возникла елочная игрушка. В форме сосульки. Пластиковая, с блестками. Лиза как раз их разбирала сегодня утром. Но не успела девушка и слова сказать, как Роман с размаху сел на стул. Глаза мужчины вмиг округлились, он надул щеки, которые кстати покраснели. Видимо, сосулька угодила в цель.

- Звоните в скорую, прошу, - прошептал с придыханием.

- Знаете, как это называется? – Лиза не бросилась звонить, для начала открыла дверь, а только после этого достала телефон. – Мгновенная карма, Роман Петрович, - и решила добавить остроты ощущениям хозяина, - вы только не двигайтесь, стекло все-таки.

Ох, глаза этого опоссума стали еще больше, а рожа еще краснее.

Да уж… вот и все. Но Лиза совершенно не расстроилась, что под Новый год осталась без работы. Произошедшее сегодня не укладывалось в голове. Казалось каким-то бредом, иллюзией. Ведь она видела стул до того, как на него сел подлец. Никаких сосулек там не было. Да и положение игрушки вызывало массу вопросов, будто ее держали вертикально.

 

Что-то явно происходит не то. Или она сходит с ума, или…

Лиза приехала домой, разделась по привычной схеме и прошла в гостиную. Мозг требовал отдыха. Может, порисовать? Очередной снежный пейзаж. И девушка посмотрела на стену за телевизором. Длинная пустая стена, точно большой лист бумаги. А ведь она мечтала заниматься росписью стен. Почему бы и не попробовать? Будет своеобразный подарок себе любимой. Акриловые краски есть, кисти есть.

Но это все завтра, а сейчас спать. И пусть приснится лес…

Только вот приснился не лес. Да и не сложно догадаться, что именно. Опять комната, опять полумрак. Лиза снова лежала, не имея возможности двигаться. Честно говоря, ей уже предельно надоело подобное положение дел. Что за посредственность! Девушка поерзала головой по подушке, пошевелила пальцами.

- Ну и? – произнесла довольно громко. – Где ты, чудо заморское?

Вдруг послышался чей-то тяжелый выдох, затем противный звук, словно кожаная обивка заскрипела.

- Ты не можешь быть ей, - о, а вот и хозяин черной-черной комнаты.

- Кем, простите?

- Дочерью Олькен.

- Вы правы, я не могу ей быть. Потому что я не дочь Олькен. Я дочь Карповой Лидии Михайловны, - и в голосе зазвучала грусть. Лучше бы мама приснилась.

- Сколько тебе лет?

- Двадцать два. А вам?

И раздался смешок, презрительный такой.

- Знаешь, пожалуй, я ущипну тебя.

- Вот только не как в прошлый раз. Щипайте за руку, за ногу на худой конец.

- А тебе разве не понравилось в прошлый раз?

- Вы когда-нибудь щипали себя за соски? – Лиза не стеснялась, во сне можно не стесняться.

- Нет.

- Попробуйте как-нибудь на досуге, глядишь, поймете каково это.

- Когда будешь рисовать свой пейзаж, Лизавет, не забудь про дверь. Дверь – главное в твоем рисунке.

В ту же секунду пространство слилось воедино. Ну, хоть щипать не стал, уже хорошо.

Лиза проснулась удивительно бодрая, вот не умеет она горевать долго. Вроде вчера с ней чуть не случилось ужасное, потом ночной кошмар, кстати, к которому уже начала привыкать. Постоянство в какой-то степени хорошо. И кровать в той мрачной комнате мягкая, мягче чем ее в реальности, и голос мужчины приятный, такой жесткий, но в то же время ласкающий слух. Лиза очнулась в тот момент, когда поняла, что запустила руку себе в трусики.

- Фу, Лизка, фу, - вытащила руку. – Возбуждаться на голос! На голос из ночного кошмара!

Бедняжка даже испугалась за свое психическое состояние. Одиночество как-то плохо на нее влияет. Надо было не расставаться с Денисом. Хотя, после того, что случилось между ними накануне первого в ее жизни секса, шанса на возрождение чувств не оставило. Шутка ли, парень чуть не лишился самого дорогого. И ведь ни он, ни Лиза так и не поняли, что именно случилось. Он только было хотел преодолеть преграду на пути в Райские кущи, как вдруг завыл, точно раненый зверь. А когда Лиза включила свет, увидела нечто жуткое. Инструмент Дениса был синий, словно парень его подержал в морозилке с часик-другой. Бедолага подскочил и помчался в травмпункт. На том полугодовалые отношения закончились.

Все, хватит о грустном. Пора заняться стеной.

Девушка подготовила краски, разложила кисти, притащила с балкона пленку, коей застелила полы.

На пейзаж размером два на три метра ушла неделя. Но такого удовольствия от работы Лиза еще никогда не испытывала, она просыпалась каждый день до рассвета и шла рисовать. Ее любимые заснеженные горы, леса, где-то вдали замок. Сумеречное небо, украшенное мириадами звезд. Ну, как мириадами, парой сотней точечек. А ночами Лиза продолжала посещать темную комнату, правда, собеседника больше не встречала. В итоге умудрялась заснуть во сне от безделья, лежа на шелковых простынях.

И вот, пейзаж был закончен. Но чего-то на нем не хватало, чего-то очень важного. Точно! Двери не хватает! Хотя, почему двери? Арка будет куда уместнее! Лиза потратила еще целый день на прорисовку полукруглой арки, которая как раз хорошо обрамляла телевизор на тумбе. Прелесть! Теперь сюжет целостный.

Лиза с чувством выполненного долга убрала краски и кисти, вернула на место тумбу с телевизором, и отправилась пить чай.

А за окном пошел снег, фонари зажглись, в открытую форточку доносились звуки машин, разговоры людей. И только Лиза устроилась за столом с чашкой ароматного чая, только поднесла конфету к губам, как ощутила жуткий сквозняк. По ногам задуло так, что даже кроличьи носки не помогли. Причем несло из гостиной. Девушка засунула в рот конфету, приподнялась и обомлела, пол покрылся инеем и вовсю мерцал в свете люстры. Красиво до чего, но какого хрена?  Лиза крадучись, подошла к двери, что вела в гостиную. А там, мама дорогая! Вся мебель белела от снега, журналы трепетали страницами на ветру. Что происходит? Окно открылось? Однако то было не открытое окно. Лиза глазам не поверила, когда поняла, откуда сквозняк и вся эта снежность. Пейзаж на стене! Он ожил… Это оттуда дул ветер, летел снег, а звезды мерцали в небе.

- Боснийский кубик! – слетело с губ обалдевшей девушки. – Я спятила… - и последовал нездоровый смешок.

Но любопытство тем временем пересилило, Лиза приблизилась к стене, дотронулось до нее. Странно, стена на месте. Ну, и бред. Однозначно пора к врачу. Вдруг последовал очередной выброс снега. Так это из арки несет! Лиза отодвинула тумбу и подошла к нарисованной арке. И? Что делать? Попробовать пройти через стену? Может, тогда придет в себя? Шишка получится знатная, но главное ведь конечный результат. Разбежаться наверно надо. Девушка набрала в грудь побольше воздуха, отступила на два шага от портала в мир ее безумной галлюцинации и как рванула вперед. Ожидала боли в голове, а почувствовала боль в коленях, ибо приземлилась ими на мраморный пол, еще и тормозной путь составил метра три.

- Ой, ёй, ей,  ёбушки-воробушки, - простонала бедняжка, после чего прожевала-таки конфету, про которую успела забыть. - Чтоб я еще хоть раз прыгала в неизвестность.

Лиза подползла к высоченной колонне, прислонилась к ней спиной и начала растирать коленки, а параллельно осматриваться. Это ж сколько здесь квадратов будет? Не зала – залище! И через каждые метров десять колонны в два обхвата шириной. Только темно, а единственный источник света – луна. Крыша-то здесь непростая, с большими стеклянными куполами, через которые просматривается небо. Но что удивило особенно, а скорее даже испугало, так это нечто огромные высокое и какое-то уродливое, что чернело по центру залы. Ёлка, если точнее. Это была ёлка.

Гигантское кривое косое дерево на верхушке коего поблескивала вроде как звезда.

И где она? Что это за казематы? Лиза проскользила на пушистых носках к елке, потрогала иголки. А те и посыпались. Бедная уродливая елочка, да она сухая совсем. Вдруг до ушей донеслись звуки. Словно кто-то шептался, похихикивал.

- Кто тут? – тоже прошептала.

Тут из-за дерева показалось два силуэта. Маленьких силуэта. Дети? Когда же эти двое вышли на свет, Лиза ощутила одновременно удушье и желудочную колику, ибо перед ней встали карлики или гномы, или гоблины, или гремлены. Мини-монстры, в общем. Морщинистые, сгорбленные, с длинными волосатыми ушами, клыками, когтями и кучей бородавок.

- Ёпт… ты ж…

- Еда, - проскрипел один из них. – Хозяин привел еду…

Лиза метнулась в сторону и понеслась, куда глаза глядят. А гоблины побежали за ней своими жуткими мелкими шажочками. Благодаря кроличьим носкам девушка скоро почувствовала себя конькобежцем, поскольку перешла на скольжение. Все ж мраморный пол был идеален. Мимо мелькали колонны, двери, картины. Притормозила Лиза у лестницы, что вела на второй этаж. И рванула наверх. В груди уже воздуха не хватало, сердце звоном отдавалось в голове. Куда же деваться? Быть сожранной лепреконами в расцвете лет? Нет уж!

На втором этаже было столько дверей! И полжизни не хватит, чтобы все их проверить. Лиза выбрала дверь наугад, дернула за ручку, но та оказалась заперта. Правда,  девушку это не смутило, она начала ломиться туда. Ломилась до тех пор, пока соседняя дверь не щелкнула и не отворилась. Думать о затаившейся опасности во мраке комнаты времени не было, и  Лиза нырнула в темноту помещения.

- Ну, ничего себе, - остолбенела.

Это же та самая комната из ночных кошмаров. Кровать с балдахином. Даже покрывало посередине смято по форме ее тела. Или не ее… не суть. Лиза спохватилась, закрыла дверь на замок, после чего подошла к кровати, села на самый краешек. И только набрала в грудь воздуха, только собралась с облегчением выдохнуть, как ощутила позади копошение, а матрас прогнулся.

- Добро пожаловать, Лизавет, - затылком Лиза ощутила ледяное дыхание. Но голос его. Сексуальный голос. Однако морозная свежесть скорее бодрит, нежели будоражит.

- Это ты? – а оборачиваться побоялась.

- Я.

- Скажи сразу, меня сожрут те жуткие уродцы? – указала на дверь.

- Нет, не сожрут. А вот я, - его ладони легли на плечи, спустились к спине.

- Ты сожрешь? – и даже икнула от ужаса.

- Нет же… - снова недовольные нотки в голосе. Руки меж тем обхватили за талию.

- Слушай, - зашептала, - если ты не перестанешь дышать в затылок, у меня что-нибудь воспалится. Гайморит уже был год назад, мне хватило. 

И ледяное дыхание сменилось горячим. Руки тоже нагрелись.

- Так лучше? – произнес у самого уха.

- Лучше.

- А чем от тебя так вкусно пахнет? - прильнул губами к шее. У него что, борода?

- Мишкой на Севере, - и глаза прикрыла. Да что ж так хорошо-то? А ведь даже не видела его, вдруг лицом недалеко ушел от тех кровожадных гаденышей? Фю…

Губы мужчины уже хозяйничали вовсю, касаясь плеч, лопаток. Вот и бретельки майки слетели вниз. Незнакомец потянулся к груди. Так, а вот это уже наглость! И Лиза со всей силы треснула по наглым пальцам.

- Ты что творишь? – вскочила с кровати и развернулась.

Ох, ёлочки зеленые… Напротив сидел он. Черные короткие волосы, греческий профиль, не борода, но щетина, темно-синие глаза, а торс, упасть не встать. И руки! Боже, какие руки! Какая дорожка от пупка! Это еще хорошо, что сидит в штанах. Ага, на груди татуировка имеется. И что там? Лиза присмотрелась внимательно. Хлопушка новогодняя? Вот это да! Не Полинезия, не черепа с драконами, а хлопушка? М-да… Но ладно, может здесь это признак брутальности.

- Ты кто? – вернула бретельки на место, поправила атласные штаны.

- Генри, - и прилег на бок, подпер рукой голову. – Я хозяин этого чудесного дворца, - блеснул синими очами. – А теперь еще и твой хозяин, моя милая Лизавет.

- Чей-чей хозяин? – и вмиг незнакомец перестал казаться таким уж распрекрасным.

- Твой.

Генри слез с кровати, подошел к девушке, схватил за талию и резко прижал к себе, так резко, да так крепко, что Лиза выдохнула весь углекислый газ из легких.

- Нет, нет, нет, - начала выкручиваться из его рук, но разве выкрутишься? – Я всего лишь пейзаж нарисовала, а не контракт с Дьяволом подписала. Отпустите меня, Генри. И я никому ничего не расскажу.

- Само собой не расскажешь, сладкая, - снова припал к шее.

- Да хватит уже меня лапать, - и зажмурилась.

Вдруг нахал возьми и ущипни ее, правда, на сей раз за руку. Лиза распахнула глаза, но, увы и ах, ничего не изменилось.

- Вот видишь, - прошептал в губы, - это не сон. Отныне это твоя реальность, - засим последовал поцелуй.

- Генри, - произнесла с придыханием.

- М-м? – накрыл ладонями бедра.

И последовал удар в пах. Довольно мощный для такой хрупкой девушки. Подлец тотчас согнулся, а Лиза дала деру. Уж лучше пусть лепреконы жрут.  

К счастью в коридоре мелких людоедов не наблюдалось, тогда девушка спустилась обратно на первый этаж. Должна же где-то быть дверь? Вот и гигантская зала с сухой елкой. Да здесь можно неделями блуждать в поисках выхода! Неожиданно перед Лизой, словно по волшебству возникла мерцающая синяя сфера, из недр коей сыпался снег. Но сфера преобразилась, обратившись синей птичкой с длинным хвостиком.

- Ты ведь прилетела, чтобы меня спасти? – обрадовалась пленница.

А птичка махнула хвостиком и полетела куда-то в темноту коридора. Конечно же, Лиза побежала за ней. И действительно, пернатое создание вывело ее к дверям. Огромным высоченным. Однако в одной из гигантских створ была дверь поменьше, девушка ее толкнула и та отворилась. Бедняжка выпорхнула на улицу и на мгновение замерла. Снег…. везде снег… перед замком была небольшая вымощенная камнем площадь, а дальше белая мгла. Со страху или нет, но Лиза не ощутила такого уж мороза, к тому же птица продолжала лететь вперед.

- Спасибо, - понеслась за ней дальше. – Спасибо тебе славная пташка.

В этот момент из своей комнаты на третьем этаже за беглянкой наблюдал хозяин замка, а рядом с ним на подоконнике стоял старый лепрекон. Да и сам хозяин сейчас выглядел совсем иначе.

- Что же вы стоите, Ваше Злейшество? Сгинет же, - заскрипел противным голоском.

- Не сгинет, если действительно приходится ей дочерью, - вокруг мужчины все покрылось инеем, в комнате стало светло без света. – Заодно и проверим, Горг, стоит ли она всех наших стараний.

А леприкон переживательно приложил когтистый палец к губам  и воззрился на девушку.

Лиза же бежала, скользила, местами подпрыгивала за птицей. Вот они миновали большую ледяную арку.

- Да! - выкрикнула девушка, перемахнув через очередной сугроб, и вдруг поняла, что под ногами закончилась земля. – Ах, ты тва-а-а-арь, - и полетела куда-то вниз.

Ледяной ветер закрутил, завертел несчастную, острые льдинки начали царапать кожу. Но тут случилась яркая вспышка белого света, кожа Лизы воссияла в ночи, и девушка отключилась.

- Теперь вы довольны? – Горг глянул на хозяина. – Это и впрямь дочь Олькен.

- Что ж, - Генри нес бесчувственную Лизу в направлении покоев, - теперь у нас есть шанс. Олькен думала, вывела меня из игры. Кстати, найди-ка мне священника. Мы должны как можно скорее сочетаться браком, - и с отвращением посмотрел на девушку. – Н-да, придется потерпеть.

- Так, вроде ничего? – затем лепрекон пощупал пальцами Лизины кроличьи носки, - только небритая. Впервые вижу такую пушню на ногах.

- Это же ее дочь! Уж лучше делить кровать с белым медведем, чем с … ай, ладно…

Занес Лизу в комнату и бросил на кровать.

 ЧИТАТЬ ПРОДОЛЖЕНИЕ НА ЛИТРЕС 

21.01.2021 16:31

Комментарии

Нет комментариев. Ваш будет первым!